Монтаж. Алексей Соколов (часть 6). Соколов алексей монтаж


Соколов Алексей. Монтаж

Принцип монтажа кадров одной сцены по свету распространяется на все виды съемок, как в павильоне, так и на натуре. Каждому ясно, что, согласно этому принципу, нельзя половину сцены снять сегодня в солнечный день, а вторую половину - завтра, в проливной дождь

Принцип восьмой Монтаж по цвету

В современном экранном творчестве, в том числе в компьютер-ной графике и в компьютерной мультипликации, цвет призван играть весьма существенную роль. Сам по себе он одно из вы-разительных средств наряду с движением, светом, композицией кадра и тд. А потому, когда мы начинаем снимать какую-то сцену, стоит всегда задуматься над ее цвето-вым решением, над тем, как будут меняться и "работать" - естественно или искусствен-но - окрашенные пятна в рамках кадров.

В общей трактовке плавности перехода при изменении цветовых пятен от кадра к кадру существует одно простое правило: в предшествующем плане должно присутст-вовать пятно, которое занимает около одной трети площади в рамке кадра. Это послужит логичным и естественным оправданием для зрителя заполнения цветом всей площади следующего кадра. Зрительский глаз должен обязательно за что-то "зацепиться" в цвето-вом решении композиции, что-то "ухватить" в первом кадре, чтобы во втором для него не стало полной неожиданностью появление большого совершенно нового цветового фо-на или пятна

Обеспечение комфортности восприятия требуется не всегда. Напротив, в отдельных случаях, по режиссерскому замыслу, требуется активное воздействие на эмоциональность восприятия экранного рассказа. Тогда следует идти на прямое нарушение этих условий.

Но пользоваться таким приемом следует весьма тонко и умело.

Работа на натуре оставляет меньше возмож-ностей ддя оператора и художника, но тем вы-ше успех, если им удалось выдержать принцип сохранения единой цветовой гаммы всех кад-ров сцены. Иногда для решения такой задачи прибегают к искусственному окрашиванию ес-тественных объектов, чтобы они не нарушали общего цветового замысла художника и опера-тора. В других случаях для достижения подобных целей пользуются различными фильтрами.

Принцип девятый Монтаж по смещению осей съемки

Представьте себе типичную хроникерскую ситуацию: снимается репортаж, событие. Действие меняется быстро, как в калейдоскопе. В один из моментов - а таких

Обычно бывает довольно много на каждой событийной съемке - возникает необходимость следом за общим планом, в котором главным объектом является герой, быстро снять средний план того же человека. Камера стоит на штативе. В такой ситуации оператору некогда советоваться с режиссером, даже если он рядом. А часто оператор на подобные задания выезжает вообще только с ассистентом или осветителем.

Техника на штативе самая современная, трансфокатор с электрическим приводом, изменение крупности - без проблем... Время дороже всего! Объект - в кадре!

Не долго раздумывая, вы нажимаете на спуск при фокусном расстоянии объектива 35 мм. Останавливаете камеру. Не глядя, переводите фокусное расстояние на значение 70 мм. Снимаете снова. Еще одна остановка камеры. Снова увеличение фокусного расстояния объектива - уже до 140 мм. И опять съемка.

Материал у режиссера на столе. Все вовремя! Вы ждете похвалы за оперативность, за то, что успели снять три плана героя вместо одного по предварительному плану

И что же?

- Что ты наделал, - вопит режиссер. - Неужели тебе было лень подойти с камерой поближе, навести фокус и снять, укрупнение героя!

Из горького опыта нужно извлекать пользу. Так вы и поступаете. На следующей съемке, помня печальный урок, уже не тратите время на перевод фокусного расстояния объектива, а действуете строго по совету режиссера.

Первый принцип монтажа по крупности четко держите в голове: с первой точки снимаете второй средний план, со второй - крупный. Все "по науке" Меняете точку, переставляя камеру ближе к объекту и, получаете все, как задумано. Ну, теперь-то уж все в полном порядке...

А в коридоре снова крик.

- Как ты снял?! У меня опять ничего не монтируется! Человек, который спокойно стоял у стола, на экране прыгает, как заяц! Надо уметь правильно снимать!

Не подумайте, что эти истории выдуманы автором всего лишь для иллюстрации девятого принципа. Подобные конфликты происходят и сейчас, а подобные результаты вы можете увидеть на экранах телевизоров в любой момент, стоит только всмотреться в передачу каких-нибудь новостей или репортажей.

Давайте разберемся, в чем все-таки заключалась причина резкого недовольства режиссера результатами вашей работы? Почему спокойный человек "прыгал зайцем" на экране?

Первое, что необходимо осознать: результат первой съемки от второй существенно отличаться не будет. Несовпадения главным образом проявятся в уровнях четкости и нечеткости фона и в степени смягчения черт героя при съемке среднего плана длиннофокусным и короткофокусным объективами. Иногда результат такой съемки на начинающих киношников и телевизионщиков действует ошеломляюще. Если они, конечно, склонны задумываться над плодами своего собственного труда.

В самом деле: принцип монтажа по крупности соблюден, даже принцип изменения композиции кадров выполнен! Почему же не монтируются эти планы?

Человек на экране как бы "прыгает" на зрителя в момент соединения кадров. А это раздражает.

. А секрет неприятного "прыгающего" эффекта состоит в том, что с изменением крупности плана ощущение изменения композиции кадра оказывается ложным. Абрис, контуры фигуры человека или его части остаются неизменными. и пропорции расстояний от центра композиции до рамок экрана практически не меняются, а тем более - расположение деталей фона по отношению к фигуре. Как правило, зритель обращает все внимание на лицо и глаза героя, а их расположение на экране при такой съемке существенно не изменяется, и это, как раз служит главной причиной дискомфорта при восприятии стыка снятых таким неумелым образом кадров.

Ни о какой плавности перехода с плана на план, в этом случае, говорить не приходится: конструкция композиции, принцип ее построения остались неизменными.

Как же нужно провести такую, на первый взгляд, незамысловатую съемку?

Трудно придумать более простой совет: сделайте вместе с аппаратом не только три шага вперед, но еще обязательно шаг в сторону, "сойдите" с оси своего объектива вправо или влево. чтобы новая композиция стала наиболее выразительной и более точно передавала содержание нового кадра. За счет изменения пропорций расположения центра композиции по отношению к рамкам кадра и по причине изменения фона позади от главного объекта произойдет такое изменение композиции следующего снимаемого кадра, которое зритель воспримет легко и не заметит стыка кадров в монтаже. Такая композиционная трансформация плана, как небольшое смещение центра композиции, обеспечит тy меру контраста соседних в монтаже кадров, которая требуется для обеспечения комфортности восприятия их стыка.

Кроме того, что уже сказано, "обегание" объекта при съемке позволяет дополнительно удовлетворить потребность человека разглядеть объект с разных сторон, как бы "ощупать" его глазами.

Постарайтесь припомнить, как нарастали ваши эмоциональные впечатления, когда вы осматривай произведения скульптуры в музее. Не боюсь ошибиться, если буду утверждать, что вы сначала делали несколько шагов вправо или влево перед тем как остановиться перед каждым из них, чтобы найти самую лучшую точку восприятия шедевра. Еще более ярко такая потребность возникает, когда перед вами произведение архитектуры. Не современная коробка массовой застройки. а уникальное образное сочетание и переплетение крупных объемов. Передвигаясь вокруг здания, вы добиваетесь того, чтобы в вашем сознании родилось ощущение объемности сооружения, рельефности его отделки, чтобы детали первого и второго планов по глубине расположения от вас стали бы перемещаться на фоне основного объема. Именно в такие моменты передвижения вокруг объекта нарастает и крепнет чувство восторга, вызванное встречей с подлинным произведением искусства.

Природа, как нарочно, придумала эту особенность восприятия. которая продиктовала экранному творчеству довольно жесткую .закономерность условий съемки и стыка в монтаже соседних кадров с одним и тем же главным объектом. Для ленивых профессионалов принцип съемки, требующий смещения оси съемки каждого следующего кадра подобен кости в горле: еще и камеру двигать надо! А для неумех-зазнаек - подводный риф, на котором они обязательно пробивают борт корабля своего "профессионального" авторитета.

А девятый принцип заключает в себе весьма простую истину: никогда не снимай следующий кадр, находясь на оси объектива предыдущего кадра! Сделай перед съемкой шага два в сторону, измени крупность с помощью трансфокатора и дави на кнопку "пуск" сколько хочется.

Но если отойти чуть влево или вправо, да еще немного приподнять или опустить камеру, то будет достигнуто особое изящество в композиционном решении каждого следующего кадра!

Этот принцип распространяется на съемки любого объекта: человека, автомобиля и даже слона. Только не забывайте сохранять направление взгляда или движения в кадре при смене точек съемки.

Принцип десятый Монтаж по направлению основной движущейся массы в кадре

На первый взгляд, название этого принципа выглядит довольно замысловато и туманно. Какая-то непонятная масса непонятно куда и почему движется. И вообще: какая может быть масса на экране, если там перемещаются только светлые и темные пятна разных цветов, мнимые фигуры и предметы?

Десятый принцип соединения соседних кадров - один из самых важных в монтаже изобразительного ряда обоих видов экранного творчества. Он диктует свои требования и условия в самых разнообразных случаях, приемах и вариантах монтажа.

Движущийся объект может занимать в кадре любую часть его площади и даже весь кадр целиком. Все, что находится в пределах силуэта этого объекта, перемещается по экрану и в первое мгновение представляет собой для зрителя движущуюся массу. Поэтому десятый принцип монтажа определяет, как нужно поступать режиссеру и оператору с такой "массой", когда они снимают и монтируют кадры с каким-либо движением внутри этих кадров.

Наше зрительное восприятие обладает некоторой инерцией, что сравнимо с инерцией физических тел. Эффект монтажа кадра, наполненного движением, со статичным кадром сравним с ощущениями бегущего человека, если на его пути поставили толстое прозрачное, незаметное для него стекло. Наша подопытная персона неизбежно очень больно ударится о неподвижную преграду (трюк, который сотни раз использовался в кино). Преграда неожиданно оказывается на пути этого человека, и статичный кадр после динамичного для зрителя тоже неожиданность.

Монтаж по движению основной массы кадра - один из самых распространенных видов соединения двух кусков в подлинном экранном творчестве. В общем случае, для обеспечения комфортности соединения планов с движением какой-то части изображения в кадре, необходимо выполнить несколько простых условий.

1. Направления движущихся масс в соседних кадрах должны совпадать или иметь близкие векторные значения.

2. При монтаже кадра с полностью статичным изображением с кадром, в котором имеется движущаяся масса, эта масса должна занимать менее одной трети площади всего изображения.

3. Скорость движения масс в смежных кадрах должна полностью совпадать или быть достаточно близкой, т. е. темп движения в одном кадре не должен отличаться от темпа движения в следующем.

Выполнение этих условий позволяет чрезвычайно эффектно монтировать, соединять между собой кадры с движением - не только те, которые являются продолжением один другого по своему действию в какой-то сцене, но, что не менее замечательно, монтировать по движению кадры совсем не связанные сюжетом, а только мыслью автора. Иногда режиссеры и монтажеры пользуются инерционным свойством нашего зрения, чтобы соединить совершенно разные по содержанию кадры.

Например, можно смонтировать подряд план несущегося поезда, план стремительно движущегося в ту же сторону автомобиля, кадр с героем, скачущим на коне в том же направлении, план пролетающего самолета и план бегущего по полю или по лесу того же персонажа. Для зрителя все пять кадров, снятые панорамой сопровождения, превратятся, благодаря совпадению движения фонов, в единый кусок развития действия и будут им восприняты легко, словно на одном дыхании. Но вместе с тем последовательный монтаж этих кадров донесет до зрителя мысль о том, что герой долго и настойчиво добирался к своей цели. Здесь нужно только оговорить еще одно обстоятельство, предусмотренное этим принципом: движущаяся на экране масса должна из плана в план занимать примерно равные площади кадра.

Можно воспользоваться данным принципом иначе и более элегантно. Снять движение разных объектов в одном направлении в статичных кадрах и смонтировать их так, чтобы движение одного объекта как бы продолжало или даже частично повторяло движение другого - в следующем плане. Но нужно помнить о том, что площадь, занятая в соседних кадрах движением, должна быть примерно одинаковой.

Обычно такое монтажное решение очень эффектно смотрится на экране.

Все десять принципов составляют всего лишь азы профессионального мастерства режиссеров, операторов и монтажеров в их экранном творчестве.

Но без знания этих принципов невозможно грамотно и достойно осуществить ни одну съемку в кино или на телевидении.

Множественная композиция. Поликадр

Некоторые по незнанию называют такие кадры "мультипланами" или "мультикадрами". Но у них есть точное название, появившееся и утвердившееся в кино в 60-е годы: поликомпозиция, множественная композиция или поликадр.

Долгое время развитие и массовое применение поликадров на телевидении сдерживалось малыми размерами экрана и недостаточной четкостью изображения, хотя электронная технология позволяла пользоваться этим выразительным средством уже давно.

Поликадр - пробный камень, на котором проверяется профессионализм режиссера. При его создании творцу приходится учитывать чуть ли не все 10 принципов межкадрового монтажа изображения одновременно.

Сопоставление идентичных кадров между собой не может, не способно породить новый смысл, дополнительную информацию.

Следовательно, для того, чтобы ваша множественная композиция могла претендовать на звание "поликадр", и это необходимо знать твердо, нужно сопоставить, включить в композицию кадры разного содержания. Только в этом случае может народиться новый смысл композиции, произойдет расширение ее содержания благодаря сопоставлению двух разных кадров, двух или более квантов информации.

Первый вывод. Если режиссер задумал создать множественный кадр, он должен прежде всего ответить себе на вопрос: что он хочет "сказать" зрителю этим кадром, что он хочет выразить, какая мысль заложена им в эту композицию. А возможности у полиизображения для выражения разных идеи и даже самых сложных по своей сути - почти не ограничены.

В обычном монтаже кадры и их содержание сопоставляются зрителем последовательно. Смысл второго как бы накладывается на смысл первого, от чего рождается новое содержание, дополнительная информация, которая не заключена ни в первом, ни во втором кадрах отдельно.

В поликадре сопоставление тоже может происходить последовательно, но с равным правом оно может быть выполнено одновременно. Последовательно - это значит, что зрителю режиссер предлагает сначала увидеть и осознать одну составляющую часть будущей поликомпозиции, и только потом - вторую, когда первая еще остается на экране.

Одновременно - это значит, что два или более кадров множественной композиции предлагается осмотреть и осознать зрителю сразу, одномоментно. Такой вариант - каждый день на телеэкранах.

Этот вариант предполагает наличие самых жестких профессиональных требований к такого рода поликадрам и их создателям. Восприятие таких композиций находится на грани предельных психофизиологических возможностей человека, а поликадр предоставляет творцам все условия для того, чтобы их перешагнуть. Тут-то и возникает потребность в знаниях: как и на каких принципах строится множественное изображение в кадре. А принципы все те же. Но они требуют дополнительного разъяснения.

Чтобы зрителю создать необходимые предпосылки комфортного восприятия таких кадров, режиссеру следует предварительно продумать маршрут осмотра или, что - тоже самое, последовательность восприятия отдельных составляющих такого кадра и представить композицию зрителю на экране в форме, которая собирает, а не рассеивает его внимание.

Наше зрение и зрительное восприятие устроены так, что после одномоментного "фотографирования" всего предложенного на экране, через доли секунды зритель стремится определить, с чего начать последовательный осмотр композиции. Последовательный осмотр является главным в процессе получения зрительной информации. Последовательно мы наблюдаем окружающую действительность, последовательно осматриваем произведения живописи.

Второй вывод. Если вы предлагаете зрителю одномоментно воспринять поликадр, позаботьтесь о том, чтобы он понял по какому маршруту ему вести осмотр сложной композиции. Для этого есть целый набор приемов, но в любом случае первый элемент должен содержать в себе акцент, чтобы привлечь интерес, чтобы зритель понял, с чего начать.

Третий вывод. Третий принципиальный момент в построении поликомпозиции - умение собрать, сконцентрировать внимание зрителя на вашем сложном изображении, а не отпугнуть откровенной бессистемностью.

Отсюда вывод: для зрителя нужно обязательно в композиции множественного кадра создать иллюзию замкнутого пространства внутри рамки кадра независимо от количества самостоятельных элементов композиции и места, где проводилась съемка.

К тому же необходимо знать, что совмещение нескольких кадров в одном всегда ведет к уменьшению масштаба каждого из них. Даже на большом телевизионном экране зрителю не захочется разглядывать мелкие фигурки людей, напрягая зрение. Поэтому возрастает значение правильного выбора крупности и композиции каждого слагающего поликомпозицию кадра. Логично, что совмещение, например, четырех крупных планов на экране будет более выразительным, чем совмещение общих планов тех же самых объектов. Роль крупного плана, которого почему-то очень боятся у нас на телевидении, резко возрастает.

Четвертый вывод. Обязательная организация последовательности действий в частях кадра, составляющих композицию.

Организация в поликадре четкой последовательности действий в его составных частях есть обязательное условие обеспечения комфортности и простоты восприятия сложного изображения с экрана.

Если вы задумали поликадр, в котором главное содержание выражено статично, а дополнительное - наполнено активным действием, то безошибочно можно предугадать, что зритель не сможет разобраться в содержании такой композиции и не поймет ее смысл.

Крупный план - одно их важнейших и сильно воздействующих выразительных средств экрана. При конструировании множественного изображения о нем следует вспоминать как можно чаще.

Множественная композиция позволяет режиссеру организовать действие на экране с перемещением объектов из одной части композиции в другую. Автомобиль, например, может в одном кадре ехать по улице города, продолжить свое движение на фоне леса в другом кадре, а

завершить движение в аэропорту, как это следовало бы сделать при межкадровом монтаже. Но только еще более точно придется совмещать векторы движения и масштаб съемки объекта.

Множественная композиция - просторное поле для комедийных эффектов. И тому тоже есть достаточное количество примеров.

Но во всех вариантах для режиссера незыблемыми остаются две главные задачи: задать зрителю в композиции маршрут ее осмотра и стремиться наиболее образно выразить задуманную мысль.

Множественная композиция таит в себе несметное разнообразие вариантов. Даже перебрать и назвать часть из них в одной статье невозможно.

Добавим только, что все виды наложений и совмещений, которые в кино называются двойными и тройными экспозициями, представляют собой одну из разновидностей поликадров

Современная электронная техника и компьютерный монтаж позволяют творить чудеса на экране. Но режиссеру нельзя забывать, что ресурсы поликомпозиции столь велики и столь соблазнительны, что способны незаметно завести автора далеко за пределы возможностей человеческого восприятия. Об этом следует помнить

Виды монтажа

Последовательный монтаж

Последовательным монтажом называется способ изложения содержания, при котором действие фильма или передачи продолжается без видимых для зрителя разрывов во времени.

Этот вид монтажа самый простой и наиболее распространенный. Его используют при съемках игровых фильмов, документальных передач или учебных программ.

Параллельный монтаж

Параллельным монтажом называется прием поочередного показа двух или более событий (образов), происходящих одновременно, но в разных местах, или происходящих в разное время. Параллельный показ развития двух действий, объединенных одним сюжетным ходом, иногда называют перекрестным монтажом.

Рефрен в монтаже

Рефрен встречается уже в древнегреческой поэзии. Повторяющийся припев широко распространен в народных песнях и других музыкальных формах..

Ассоциативный монтаж

Ассоциативный монтаж - это такой монтаж кадров, образы которых вызовут у зрителя определенную связь (ассоциацию), и у него возникнет понимание принципиально нового смысла основного действия или характера персонажей. Чтобы добиться такого эффекта, необходимо придать действиям или персонажам какие-то общие черты, которые позволят зрителю понять взаимосвязь этих образов, уловить авторский замысел.

Ассоциация - острое авторское оружие. Она может блистательно работать в комедии, в сатирическом произведении, и тем более - в доведенном до гротеска. Наиболее яркие и выразительные ассоциации можно назвать метафорами, а монтажный прием, поднимающий ассоциацию на метафорический уровень, - метафорическим монтажом.

Виды монтажа Тематический монтаж

Тематический монтаж - это прием, при котором смонтированные рядом кадры, (более четырех) объединены одной темой.

В зависимости от авторской задачи тематически связанных кадров может быть и больше четырех. Однако одного условия - единства темы, при использовании приема тематического монтажа оказывается недостаточно. Всегда требуется еще что-то, что придаст набору и последовательности кадров эмоциональную наполненность.

Но наибольший эффект этому монтажному приему обычно придает совмещение движении по одному направлению или близким друг к другу направлениям, даже так, чтобы создавалось впечатление продолжения одного движения другим. Этот прием за стремительность смены коротких кадров кинематографисты иногда называют "бобслеем".

Аналитический монтаж

Аналитический монтаж - это прием последовательного показа кадров, содержащих детали или элементы какой-либо сцены (без показа ее общим планом в одном кадре) или события таким образом, чтобыу зрителя сложилось впечатление, что ону видел эту сцену целикам, возникла общая картина происходящего. его можно посчитать двоюродным братом тематического монтажа, так как это тоже подборка кадров на одну тему, но только разного содержания.

Но аналитический монтаж может служить и другим целям, например, раскрытию драматического напряжения сцены, когда требуется показать психологическую причину какого-либо действия. В этом случае крупные и средние планы, а также детализация, позволяют проникнуть во внутренний мир персонажей: в крупно снятых глазах можно уловить работу мысли, в крепко сжатом кулаке - скрываемую ярость героя, а в дуле пистолета, направленном на камеру, - явную угрозу

Аналитический монтаж имеет еще одну особенность или еще одну функцию. Этот прием позволяет растянуть время протекания сцены на экране за счет того, что действия, происходящие одновременно, снимаются отдельными кусками, а монтируются последовательно. Таким методом монтажа крупных и средних планов как бы акцентируются все главные элементы и мотивы события, их подоплека, психологические детали поведения героев, усиливается передача драматического напряжения события. А режиссеру удается создать впечатление у зрителей важности данной сцены, помимо раскрытия ее глубинных побудительных мотивов, а также характеристик персонажей.

Чрезвычайно важную роль при съемке такой сцены и при использовании приема аналитического монтажа играет точность соблюдения принципа 2 монтажа, монтажа по ориентации в пространстве.

Монтаж по мысли

Этот прием подразумевает создание режиссерам из сложного сочетания пластических образов и закадрового словесного изложения своегорода "текста", точнее "контекста" экранного рассказа.

Виды монтажа Перебивка

Перебивкой называется отдельный кадр, который не содержит в себе объектов, запечатленных в соседних кадрах (в предыдущем и последующем).

Для кинематографистов и телевизионных работников термин "перебивка" - почти магическое слово, почти волшебный термин. Кажется, что его знают не только школьники первых классов, но и продвинутые дошколята. Кадр-перебивка используется в монтажной последовательности для того, чтобы перекрыть разрыв естественного течения времени при съемке какого-либо события: как бы перебить непрерывность действия, но сделать это незаметно для зрителя, создавая иллюзию неразрывного, естественного развития сцены.

Одна из главных задач режиссуры в экранном творчестве - это концентрация в ограниченном экранном времени наибольшего количества информации путем отбора наиболее ярких, выразительных моментов жизни и исключения второстепенных. Перебивка помогает выполнить эту задачу элегантно, незаметно, без потерь художественных качеств.

Перебивка - простой и распространенный прием. В игровом кино и в мультипликации ею пользуются очень часто. Суть приема состоит в переносе взгляда зрителя с одного объекта на другой,

Точка зрения камеры

Теоретики уже давно сошлись во мнении, что все то, что видит зритель на экране, представляется ему с точки зрения камеры. А ведь точку съемки, ракурс и крупность снимаемого объекта выбирает режиссер. Таким образом все, происходящее на экране, зритель видит "глазами режиссера", с его авторской точки зрения, с точки зрения стороннего наблюдателя, как бы с "объективной позиции". Так снимается большинство фильмов и телепередач.

Но есть и другой прием, который называется "субъективная камера" или "субъективная точка зрения". Что это такое?

Нечто общее с приемом "субъективной камеры" имеет прямое обращение с экрана. История кино знает немало примеров, когда герой какого-либо произведения обращается к зрителям непосредственно с экрана с призывом или какими-либо высказываниями. Этот прием заимствован у театра, где актеры общались с залом, выходя на авансцену

В телевидении этот прием был взят на вооружение с первых дней своего существования. Он довольно часто использовался дикторами и ведущими самых разных передач. Ведущие обращаются к зрителям с рассказами о новостях, событиях, научных открытиях и т. п. Это стало своего рода нормой телевизионного вещания. Но за этим скрывается и каверзный подвох, особенно для ленивых тележурналистов или недоучек: возникает соблазн показать себя вместо события, заслонив объектив камеры своей широкой грудью, то есть, рассказывая с экрана о каком-либо событии, не показывать его изобразительного ряда.

studfiles.net

Алексей Соколов - 10 принципов монтажа

1 принцип — Монтаж по крупности 2 принцип — Монтаж по ориентации в пространстве3 принцип — Монтаж по направлению движения главного объекта в кадре4 принцип — Монтаж по фазе движущихся объектов в кадре5 принцип — Монтаж по темпу движущихся объектов6 принцип — Монтаж по композиции кадров (по смещению центра внимания)7 принцип — Монтаж по свету8 принцип — Монтаж по цвету9 принцип — Монтаж по смещению осей съемки10 принцип — Монтаж по направлению основной движущейся массы в кадре

1 принцип — Монтаж по крупности

Этот принцип определяет допустимые и недопустимые изменения масштаба съемки одного и того же объекта в соседних кадрах, следующих друг за другом в окончательном монтаже.

Как воспримется стык 2-го среднего плана человека с 1-м средним! (рис. 17) Хорошо или плохо? Плохо!

Как воспримется стык 2-го среднего плана с общим (рис. 18). Тоже плохо!

И в первом и во втором случае зритель почувствует «рывок», ощутит неприятное моргание на экране.В чем же дело? Почему получится такой результат в процессе восприятия?Попробуем еще один вариант.

Смонтируем крупный план с дальним (рис. 19). И снова плохо!А как же сделать, чтобы получилось хорошо? Каковы оптимальные критерии перехода с плана на план?

Одна из особенностей человеческого восприятия заключается в том, что мы легко, без напряжения воспринимаем переход с кадра на кадр, когда они в достаточной мере отличаются друг от друга по композиции, а следовательно, и по крупности.

Вековая практика показала, что легко и без спотыкания смотрится переход по крупности через план, от крупного ко второму среднему, от первого среднего к общему и обратно. Как бы исключение из этого правила составляют стыки детали и крупного плана, дальнего и общего планов.

Чисто эмпирически было установлено, что отличие в крупности должно быть достаточно заметным, но не настолько резким, чтобы зритель потерял ориентацию, потерял ощущение, что на экране продолжает действовать один и тот же объект. Переход от кадра к кадру будет плавным и незаметным только тогда, когда их крупность и композиция будут ощутимо отличаться, но не принудят зрителя дополнительно напрягать сознание и искать косвенные подтверждения, чтобы понять, что в соседних кадрах снят один и тот же объект.

Однако в зависимости от драматургической задачи этот принцип может быть умышленно нарушен, когда, например, режиссер желает сделать акцент на каком-то моменте развития действия. Скажем, по замыслу нужно в этот момент заставить зрителя пережить неожиданное ощущение ужаса, которое одновременно охватило и наблюдаемого им героя.

Принцип комфортного монтажа кадров по крупности утрачивает свой смысл, когда в соседних планах зафиксированы разные, непохожие друг на друга объекты, и их очертания резко отличаются друг от друга. Крупность обоих кадров в этом случае может быть любой, отвечающей режиссерской задаче.

 

2 принцип — Монтаж по ориентации в пространстве

В общем виде принцип монтажа двух кадров по ориентации в пространстве гласит:

съемка двух объектов, взаимодействующих друг с другом, должна производиться строго с одной стороны от линии их взаимодействия.

При съемке нескольких беседующих людей нужно помнить, что не всегда люди по внешнему виду резко отличаются друг от друга. Потому при съемке такой беседы делать каждый следующий кадр другого персонажа с заметным отличием в крупности от предыдущего.

Такое монтажное построение будет существенно легче восприниматься зрителем, ему будет проще без дополнительных усилий ориентироваться в ходе развития действия и мгновенно определять с кем из партнеров ведет беседу тот или другой персонаж.

Эта рекомендация распространяется не только на съемку людей, в равной степени это относится к съемкам любых других объектов по сути разных, но схожих по внешним признакам.

И еще: взгляд человека, направленный всего лишь вскользь от объектива чуть-чуть левее, всегда на экране будет взглядом направленным влево. А точно такой же взгляд вправо, чуть-чуть мимо объектива, будет восприниматься как взгляд вправо. Герой, лицо которого обращено вправо, а глаза повернуты и смотрят влево от оси аппарата, будет восприниматься зрителем как человек смотрящий влево. Направление взгляда остается решающим фактором в монтаже даже в таких случаях.

 

3 принцип — Монтаж по направлению движения главного объекта в кадре

Общее правило съемки и монтажа движущихся объектов в кадре гласит:

запрещается изменять направление вектора движения объекта с правого на левое по отношению к вертикальной линии на стыке кадров.

Человеческий интерес к всякого рода движению на экране или в жизни обусловлен особенностями работы нашего восприятия и сознания.

Во-первых, в нашем мыслительном или осмысляющем «аппарате восприятия» существуют специальный нейрон или группа нейронов, которые отвечают за мгновенную регистрацию движения в поле нашего зрения. Они же дают команду на «переключение» взгляда с любых статичных объектов на движущиеся. Видимо, это связано с функционированием сознания, а точнее говоря, подсознания. Это происходит бессознательно на уровне инстинкта самосохранения. Ибо угроза нашему существованию всегда исходила и исходит от движущихся объектов.

Движение… От того как оно снято и представлено на экране в монтаже, кроме всего прочего, зависит зрительское понимание хода развития действия сюжета, развития событий, зрительская трактовка судьбы экранного героя.

Всякое резкое изменение в действии, которое может произойти в момент монтажного перехода, лучше всего показать зрителю внутри одного кадра.

 

4 принцип — Монтаж по фазе движущихся объектов в кадре

Все, что движется циклично и снимается несколькими последовательными планами, должно быть смонтировано с соблюдением фаз цикличности, создавая впечатление непрерывности хода движения и действия.

В монтаже всех кадров необходимо создать впечатление, что движение и ходьба как бы «гладко» продолжались без какого-либо перерыва во времени, словно были сняты одним куском.

 

5 принцип — Монтаж по темпу движущихся объектов

Cуществуют два варианта, в которых могут проявиться различия в темпе движения объектов в соседних кадрах: первый, когда оба кадра снимаются статично и скорость объекта проявляется в движении по отношению к рамкам кадров, и, второй, когда оба кадра снимаются движущимся аппаратом. Этот вариант предусматривает, как съемку панорамой со статичной точки, так и съемку с движущейся точки, панораму с движения. Во втором случае условной системой координат для измерения скорости перемещения объекта будет фон, на котором виден объект в момент движения в кадре.

Стык кадров с движением в разном темпе будет не только означать продолжение действия, но еще станет выражать (именно выражать) перемену в ходе событий на экране, но такую задачу выполняют другими способами.

Темпом в музыке называют скорость исполнения мелодии, степень сжатости или растянутости тактов. Музыкальное понимание смысла термина «темп» вполне подходит для трактовки его проявлений в экранном творчестве.

Но возникает дополнительный вопрос: а можно ли говорить о темпе, если объект не имеет цикличности в движении? Когда едет автомобиль или по морю мчится катер, они ногами не семенят! Применимо ли к ним понятие темпа движения на экране? Можно ли о них говорить, что они движутся в быстром темпе или в замещенном темпе? Безусловно! Только выразителем темпа становится не частота или не только частота совершения каких-либо циклических движений, а скорость перемещения этого объекта относительно фона или скорость перемещения, скажем автомобиля в рамках кадра.

 

6 принцип — Монтаж по композиции кадров (по смещению центра внимания)

Общия закономерность принципа монтажа двух кадров по композиции состоит в ограничении перемещения центра внимания двух стыкующихся кадров относительно друг друга.

Заметим сразу: при соединении кадров обязательно должно происходить смещение центра внимания! Но насколько? На какую часть горизонтали кадра?

Практика монтажа показала и подтвердила, что такой перескок центра внимания по горизонтали для сохранения плавности перехода от кадра к кадру не должен превышать одной трети ширины экрана.

Если случилось так, что центр композиции и внимания в соседних кадрах совпали по горизонтали и по вертикали, то у зрителя возникает неприятное ощущение композиционного скачка. А если кадры были сняты статично, то это еще усилит «неряшливость» монтажа.

 

7 принцип — Монтаж по свету

Свет, или светотеневое решение кадра, — одно из важнейших выразительных средств в экранном творчестве. Оно способно не только ярко подчеркнуть, передать смысл происходящего на экране, но и запутать зрителя, грубо исказив смысл происходящего в кадре.

Если снимается какая-то единая сцена с непрерывным ходом развития событий, то характер и схема освещения должны быть сохранены от первого до последнего кадра и не могут поменяться лишь по прихоти оператора или режиссера.

Случалось, что какую-то сцену снимали две-три недели назад, а потом возникло желание доснять крупный план актрисы. Все уже забыли, откуда падал свет на лицо актрисы, а сейчас появилась возможность дополнить монтажный ряд. Фон — вполне подходящий. Осветительные приборы направлены на лицо другого героя, в другой сцене. И кажется, что не потребуется больших усилий и большого времени на необходимую досъемку. Снимают. А когда на монтажном столе вскрывается досадный просчет, режиссер оказывается перед неразрешимой монтажной задачей.

Если снимается лицо, то тень от носа актера или документального персонажа в соседних кадрах может стать несколько короче или длиннее, но никак не должна перескакивать с левой стороны на правую.

Если происходит изменение освещенности и характера фона, на котором снимаются ваши герои, то эти изменения не должны намного превышать одной трети площади экрана. А в соседних кадрах лучше всегда иметь детали или куски фона, которые как бы указывают на то, что действие развивается в том же пространстве, в том же помещении.

Резкая смена освещенности кадра — это сильное средство воздействия на зрителя.

 

8 принцип — Монтаж по цвету

В общей трактовке плавности перехода при изменении цветовых пятен от кадра к кадру существует одно простое правило:

в предшествующем плане должно присутствовать пятно, которое занимает около одной трети площади в рамке кадра.

Это послужит логичным и естественным оправданием для зрителя заполнения цветом всей площади следующего кадра. Зрительский глаз должен обязательно за что-то «зацепиться» в цвето-вом решении композиции, что-то «ухватить» в первом кадре, чтобы во втором для него не стало полной неожиданностью появление большого совершенно нового цветового фона или пятна.

Обеспечение комфортности восприятия требуется не всегда. Напротив, в отдельных случаях, по режиссерскому замыслу, требуется активное воздействие на эмоциональность восприятия экранного рассказа. Тогда следует идти на прямое нарушение этих условий. Но пользоваться таким приемом следует весьма тонко и умело.

 

9 принцип — Монтаж по смещению осей съемки

Девятый принцип заключает в себе весьма простую истину:

никогда не снимай следующий кадр, находясь на оси объектива предыдущего кадра! Сделай перед съемкой шага два в сторону, измени крупность с помощью трансфокатора и дави на кнопку «пуск» сколько хочется. Но если отойти чуть влево или вправо, да еще немного приподнять или опустить камеру, то будет достигнуто особое изящество в композиционном решении каждого следующего кадра! Только не забывайте сохранять направление взгляда или движения в кадре при смене точек съемки.

Представьте себе типичную хроникерскую ситуацию: снимается репортаж, событие. Действие меняется быстро, как в калейдоскопе. Возникает необходимость следом за общим планом, в котором главным объектом является герой, быстро снять средний план того же человека. Техника на штативе самая современная, трансфокатор с электрическим приводом, изменение крупности — без проблем… Время дороже всего! Объект — в кадре!

Не долго раздумывая, вы нажимаете на спуск при фокусном расстоянии объектива 35 мм. Останавливаете камеру. Не глядя, переводите фокусное расстояние на значение 70 мм. Снимаете снова. Еще одна остановка камеры. Снова увеличение фокусного расстояния объектива — уже до 140 мм. И опять съемка.

Материал у режиссера на столе. Все вовремя! Вы ждете похвалы за оперативность, за то, что успели снять три плана героя вместо одного по предварительному плану С улыбкой победителя вы встречаете режиссера в коридоре. И что же?

– Что ты наделал, — вопит режиссер. — Неужели тебе было лень подойти с камерой поближе, навести фокус и снять, укрупнение героя!

На следующей съемке, помня печальный урок, уже не тратите время на перевод фокусного расстояния объектива, а действуете строго по совету режиссера. Первый принцип монтажа по крупности четко держите в голове: с первой точки снимаете второй средний план, со второй — крупный. Меняете точку, переставляя камеру ближе к объекту и, получаете все, как задумано. Ну, теперь-то уж все в полном порядке… А в коридоре снова крик.

– Как ты снял?! У меня опять ничего не монтируется! Человек, который спокойно стоял у стола, на экране прыгает, как заяц! Надо уметь правильно снимать!

Секрет неприятного «прыгающего» эффекта этих снятых планов состоит в том, что с изменением крупности плана ощущение изменения композиции кадра оказывается ложным. Абрис, контуры фигуры человека или его части остаются неизменными. и пропорции расстояний от центра композиции до рамок экрана практически не меняются, а тем более — расположение деталей фона по отношению к фигуре.

Как правило, зритель обращает все внимание на лицо и глаза героя, а их расположение на экране при такой съемке существенно не изменяется, и это, как раз служит главной причиной дискомфорта при восприятии стыка снятых таким неумелым образом кадров.

Как же нужно провести такую, на первый взгляд, незамысловатую съемку?

Трудно придумать более простой совет: сделайте вместе с аппаратом не только три шага вперед, но еще обязательно шаг в сторону, «сойдите» с оси своего объектива вправо или влево. чтобы новая композиция стала наиболее выразительной и более точно передавала содержание нового кадра.

За счет изменения пропорций расположения центра композиции по отношению к рамкам кадра и по причине изменения фона позади от главного объекта произойдет такое изменение композиции следующего снимаемого кадра, которое зритель воспримет легко и не заметит стыка кадров в монтаже. Такая композиционная трансформация плана, как небольшое смещение центра композиции, обеспечит тy меру контраста соседних в монтаже кадров, которая требуется для обеспечения комфортности восприятия их стыка.

 

10 принцип — Монтаж по направлению основной движущейся массы в кадре

Что такое — «движущаяся масса» в кадре?

Самый простой пример. Снят статичный кадр: на фоне леса идет человек. В контурах его фигуры все видимые нами элементы перемещаются по экрану со скоростью его движения. Не отдельно голова, брюки, пиджак, ботинки и кисти рук, а именно все одновременно. А человеческое и зрительское восприятие устроено так, что наши глаза в первую очередь и обязательно направляются на движущийся объект, стараются ухватить и разглядеть его. И при этом наш взгляд почти безотрывно сопровождает этот предмет. Так вот — голова, пиджак, брюки, ботинки и кисти рук представляют собой некую движущуюся массу, которая в данном случае занимает небольшую часть экрана. Сначала мы и в жизни, и на экране «впиваемся» взглядом во все, что движется, а только потом начинаем разглядывать что же это такое.

Наше зрительное восприятие обладает некоторой инерцией, что сравнимо с инерцией физических тел. Эффект монтажа кадра, наполненного движением, со статичным кадром сравним с ощущениями бегущего человека, если на его пути поставили толстое прозрачное, незаметное для него стекло. Наша подопытная персона неизбежно очень больно ударится о неподвижную преграду (трюк, который сотни раз использовался в кино). Преграда неожиданно оказывается на пути этого человека, и статичный кадр после динамичного для зрителя тоже неожиданность.

По причине отсутствия образования иногда начинающие «режиссеры» пытаются поставить в монтаже одну за другой две панорамы, снятые с движением камеры в противоположных направлениях.

Ничего более варварского для зрительного восприятия придумать невозможно. А если идут на экране подряд два стыка трех панорам с разными направлениями движения, то с гарантией можно сказать, что эффект такого монтажа будет равен воздействию рвотного порошка.

Чтобы не «бросать» зрителя из стороны в сторону как на гонках автомобилей по серпантину, в кино еще на заре его развития был отработан простейший прием съемки. Всякую панораму оператор обязательно снимает, начиная ее со статики и заканчивая статикой. Две секунды в начале кадра и столько же в его конце — без движения. Так обычно выполняется съемка любой панорамы независимо от будущего монтажа.

В общем случае, для обеспечения комфортности соединения планов с движением какой-то части изображения в кадре, необходимо выполнить несколько простых условий.

1.  Направления движущихся масс в соседних кадрах должны совпадать или иметь близкие векторные значения.

2.  При монтаже кадра с полностью статичным изображением с кадром, в котором имеется движущаяся масса, эта масса должна занимать менее одной трети площади всего изображения.

3.  Скорость движения масс в смежных кадрах должна полностью совпадать или быть достаточно близкой, т. е. темп движения в одном кадре не должен отличаться от темпа движения в следующем.

Выполнение этих условий позволяет чрезвычайно эффектно монтировать, соединять между собой кадры с движением — не только те, которые являются продолжением один другого по своему действию в какой-то сцене, но, что не менее замечательно, монтировать по движению кадры совсем не связанные сюжетом, а только мыслью автора.

site.code-pro.ru

Соколов Алексей. Монтаж - Соколов Алексей монтаж. Изд. "625" М. 2000 г г

Соколов Алексей “МОНТАЖ”. Изд. "625" М.2000 г.г

ВВЕДЕНИЕ

Л.Кулешов написал: "Для того, чтобы сделать картину, режиссер должен скомпоновать отдельные снятые куски, беспорядочные и несвязные, в одно целое и сопоставить отдельные моменты в наиболее выгодной, цельной и ритмической последовательности, также, как ребенок составляет из отдельных, разбросанных кубиков с буквами целое слово или фразу".

Когда мы смотрим на объект, он отражается в нашем сознании не в полном виде, а "кусочками". Он остается в нашей памяти в виде мозаичных элементов с достаточно большими пробелами между ними.

И оказывается для работы нашего сознания, воображения и творчества этого более, чем достаточно. Наш мозг экономит место для сбора и хранения информации, и потому закладывает в память только характерные черты - то есть признаки образов.

Для того чтобы угадать, что перед нами кошка. а не крокодил или собака, нам достаточно увидеть вот такую характерную ее часть.

Чтобы понять, что мы стоим перед домом или, что на рисунке изображен дом. нам достаточно увидеть и узнать только сочетание нескольких линий и прямоугольников.

Сочетание, или, употребляя ключевое слово, СОПОСТАВЛЕНИЕ линий, контуров, форм складывается в признак образа. И благодаря такому сопоставлению приводит к узнаванию. А коли был употреблен вдело метод сопоставления, мы можем сказать, что стали свидетелями одного из проявлений монтажа.

Если к рисунку одного дома совершенно определенным образом пририсовать еще несколько домов. да еще поместить перед ними машины и людей, то совершенно очевидно, что перед нами на рисунке окажется улица. Тогда в нашем сознании сработает более сложный процесс понимания. Образы отдельных домов, поставленные рядом, смонтируются в более сложный образ улицы. Простейшие образы домов, людей и машин в этом случае выполнят функцию признаков более сложного образа, станут как бы играть подчиненную роль в задаче более высокою порядка.

Но мы опять имели дело с монтажом. Мы не просто как-нибудь пририсовали другие дома и людей. Мы их СОПОСТАВИЛИ в совершенно определенном порядке с определенной целью: изобразить улицу. Следовательно мы столкнулись с двумя проявлениями монтажа, и в процессе творчества, и в процессе восприятия.

Наша память хранит, видимо, неподдающееся исчислению количество не только статичных пластических образов, но еще и пластических образов действия. Обычно они естественным путем сочетаются друг с другом. Действие может происходить на фоне деревни, на фоне комнаты, на фоне морского пейзажа, и мы сразу понимаем по этой причине, где происходит это действие.

Вот вам и ответ на вопрос: "что в ячейке монтажа" в кадре: два рода образов!

Да, да! На пленке с помощью любой техники фиксируются не реальные объекты, нелюди и машины. не дома и скалы, а их отображения, сделанные с помощью технических средств. Кадр не только "не свободен" от монтажа, кадр соткан монтажом из пластических образов. Он весь пронизан им, и на нем строится его содержание и форма.

Вывод предельно прост: и материалом пластического мышления человека, и материалом любого экранного творчества являются пластические или изобразительные, называйте как хотите, ОБРАЗЫ. Работаете вы в кино, на телевидении или задумали снять любительский фильм о своем путешествии на Канарские острова, плодом вашего труда на пленке или кассете обязательно окажутся в определенном порядке и в определенном сочетании зафиксированные образы.

Образы. конечно, будут разные по степени выразительности, по силе воздействия на зрителя, но это - результат работы таланта.

Художник, который творит для экрана, мыслит образами. Он монтирует, сопоставляет эти образы внутри кадра, чтобы выразить определенный смысл и вызвать желаемое переживание зрителя. Монтаж не свойство кадра, не свойство кино, не свойство телевидения! Монтаж - метод человеческого мышления, которым пользуются киношники и телевизионщики для создания своих произведений. Монтаж -составная часть природы функционирования человеческого сознания.

Зрительная информация и сознание человека проникает сложным путем через глаза. Оказалось, что на всем пути. на разных этапах продвижения и осознания полученной информации, при нескольких актах ее трансформации в период движения от уровня физиологического до уровня понимания и оценки, работает один и тот же механизм - метод сопоставления. Поэтому разговор о том, что монтаж противоестественен для кино или телевидения, равноценен заявлению, что дыхание вредно для человека.

Психологи утверждают, что процесс поступления информации в наше сознание всегда и во всех случаях имеет дискретный, прерывисты, кусочный характер. Дробление на куски необходимо для нормального хода восприятия.

Когда на смену монтажа фильма короткими кадрами пришел внутрикадровый монтаж длинными планами, наше зpeние, наши органы восприятия и соответствующие отделы мозга стали сами, независимо от режиссеров, членить на куски поток непрерывно предлагаемых с -экрана образов. Членение на куски и сопоставление кусков - тоже составная часть человеческой природы восприятия и мышления. Монтаж экранного произведения короткими кадра-ми - лишь одна из форм использования особенностей, свойств человеческой природы. Она проявляет себя совершенно одинаково и в момент любования пейзажем и перед экраном телевизора.

Монтаж - неоднозначное и неоднородное понятие в экранном творчестве. В общем, философском понимании монтаж всегда есть использование метода сопоставления. Цели и задачи такого использования как в интеллектуальной деятельности человека вообще, так и в экранном творчестве могут быть самые разнообразные. Можно лишь кратко дать представление о вариантах такого использования.

Выбор темы будущего произведения или сюжета - монтаж! Потому что имел место выбор, процесс сопоставления разных вариантов с оценочными критериями автора.

Выбор крупности кадра - монтаж! Состоялось сопоставление объекта съемки в определенном масштабе с рамкой кадра для передачи конкретной зрительной информации в образах.

Составление композиции кадра - монтаж! Оператор не любым беспорядочным образом разместил объекты в кадре, а составил такое взаимное расположение, которое выражает и определенный смысл, и вызывает задуманное им эмоциональное переживание.

Можно показать, что все выразительные средства экрана от композиции кадра до драматургии строятся исключительно на методе сопоставления различных элементов этого выразительного средства между собой. Поэтому, каждый раз произнося слово монтаж. мы должны уточнять монтаж ЧЕГО мы имеем в виду: монтаж кадров, монтаж звука, монтаж смыслов сцен. монтаж световых пятен в кадре или монтаж драматургических ритмов.

И вместе с тем безошибочно можно утверждать. что монтаж любого произведения начинается в сознании автора и заканчивается в сознании зрителя.

В следующих статьях мы начнем разговор о принципах монтажа кадров, о принципах, которыми следует руководствоваться в экранном творчестве при решении той или иной художественной задачи.

Монтаж изображения подход к вопросу

Принципы стыка соседних кадров

Что только не говорили о монтаже за время существования кинематографа и телевидения! И что "монтаж исчез", и что "сегодня монтаж совсем не тот, что был вчера", и что "монтаж в цветном кино отличается от монтажа черно-белого", и что "монтаж на телевидении принципиально другой, чем в кино", и что "нелинейный монтаж нечто иное, чем линейный". Мифы и домыслы можно было бы перечислять и перечислять... Но каждый раз подобные "дерзкие" заявления переносили обязательно на монтаж изображения, на принципы стыка, соединения соседних кадров одной сцены.

За все время существования кино и телевидения усовершенствовались и изменились только технология и техника осуществления монтажа, но никак не сам монтаж, не его принципы, не его основы.

Для всех хорошо известно, что любой фильм или передача, или видеоклип, состоит из множества отдельных кадров. Как соединить, склеить, обрезать, вставить, состыковать соседние кадры? Вот задача, которую каждый раз режиссер и монтажер решают для себя сначала в своем воображении, потом в раскадровках, затем на съемочной площадке или при расстановке камер в студии, и, наконец, при сборке своего произведения.

В монтаже изображения существуют две противоположные задачи: сделать стык кадров незаметным для зрителя и, наоборот, стыком кадров выделить что-либо, акцентировать внимание зрителя. Естественно, что один прием не может быть заменен другим без ущерба для смысла, для передачи содержания, для целенаправленного воздействия на эмоции зрителей. А именно к этому приводит, как правило, отсутствие профессиональных знаний. Убогая невыразительность, которая случается у снобов экрана от зазнайства, - еще один распространенный случай в кино и особенно на телевидении.

Исходный момент для решения той или иной задачи лежит не в началах кинематографа, не в основах телевидения, не в принципиальных качествах экрана, а заключен в особенностях человеческого зрительного восприятия. Они-то, эти особенности, и способны принципиально влиять на результат восприятия произведения и отдельных его частей, сделать это произведение осмысленным и возбудить эмоции или придать ему невзрачность и бессмысленность.

На первый взгляд в эти словах заключен некий абсурд, в этой фразе все кажется поставленным с ног на голову. Но дело заключается в том, что имеющиеся у человека ограниченные и весьма своеобразные особенности восприятия жестко диктуют всем творцам свои условия, свои требования к построению и соединению кадров внутри каждого произведения и каждой его сцены. Не приспособишь свой замысел, свою форму произведения к этим особенностям, не согласуешь с ними решение той или иной творческой задачи - окажешься непонятым, а еще хуже - отвергнутым художником.

Все, что касается творчества в кино и на телевидении, зиждется на тех или других "причудах" нашего восприятия и "механизмах" работы сознания. На закономерности построения кадров при съемке и четкость выполнения авторских задач при монтаже влияют более двадцати - тридцати особенностей нашего восприятия, которые располагаются на разных уровнях прохождения зрительной информации через глаза до отделов мозга, которые ведут распознавание образов, увиденных на экране. Эти особенности сформировали десять принципов монтажа, соединения кадров, которые, в одном случае, следует строго соблюдать, а в другом, зная меру, - нарушать, т. е. пользоваться своим знанием для акцента, выделения чего-либо в произведении, сцене или эпизоде.

Эти десять принципов монтажа распространяются на все виды и жанры фильмов: от игрового до учебного, от документального до мультипликационного, равно как и на все виды телевизионных передач: от информации о новостях до любых спортивных соревнований, от записей политических бесед до трансляции спектаклей из театра. Без учета этих принципов в решении той или иной творческой задачи обойтись просто невозможно. Строгое соблюдение названных принципов обеспечивает комфортность восприятия и простейшее понимание логики событий на экране. Нарушение или отступление от принципа комфортности при переходе с кадра на кадр дает эффект акцента, который требует от режиссера некоторого удлинения следующего за стыком плана, чтобы зритель имел дополнительное время на то, чтобы сориентироваться в дальнейшем ходе событий, хотя это и не является строго обязательным условием.

На практике часто отступают от соблюдения принципа комфортности, чтобы подчеркнуть разрыв в развитии сюжета или действия, когда хотят показать, что между концом одного события и началом другого прошло какое-то время.

Сегодня благодаря знанию физиологии, психофизиологии восприятия и "механизмов" мышления у нас есть возможность объяснить сущность этих "законов кино" или "законов монтажа" с объективных научных позиций. Но это отдельный, самостоятельный теоретический разговор, который не вызовет у практиков кино и телевидения особого интереса.

Но на практике иногда случается и так... Вы смотрите фильм. На экране идет крупное сражение. Через несколько секунд после начала вы уже разбираетесь, кто куда скачет, кто в кого стреляет, кто куда наступает. Проходит минута просмотра, и вы все отчетливей начинаете понимать, что "наши" пушки бьют по "нашим" же окопам, а враги стреляют в лицо "своим". По команде "нашего" генерала противник вскидывает штыки на "своих", а когда в бой вступает конница, то "своих" от "чужих" вы уже отличаете только по костюмам, а наступающих можно определить только по крику "Ура!".

Даже сам режиссер в такой момент вряд ли разбирается, кто и куда наступает, кто и в каком направлении отступает.

В подобных случаях соблюдение точного построения кадров для простоты и ясности восприятия монтажной структуры сцены сражения становится действительно строго обязательным условием работы каждого режиссера.

Споры о том, как можно и как нельзя монтировать соседние кадры, продолжаются по сей день.

В то же время телевидение демонстрирует нам, что любые кадры можно поставить рядом, и зритель все "проглотит". Пример гарантирован, стоит только щелкнуть кнопкой включения. Если на одном канале такого примера не найдется, на другом он наверняка обнаружится.

Посмотрите любое интервью на экране, снятое пять лет назад. Это было сплошь и рядом. Сидит человек и почти гладко высказывает свои мысли по какому-то поводу. Сидит и все время дергается. Скажет фразу, передернется. Произнесет следующую, еще резче сотрясут его конвульсии. И так пять - семь минут сравнительно гладкой речи на экране в нервном тике. Был период, когда мы каждый день видели таких неуравновешенных людей на экране, хотя в жизни они были весьма спокойными и невозмутимыми.

А дело все было в том, что герой произнес первые две фразы и оговорился, а запись продолжалась. Сказал еще несколько фраз, но в трех местах поправился, два раза долго не мог вспомнить нужное слово, а четыре фразы вовсе оказались не по делу. Гостя телевидения предупредили: "импровизация - это прекрасно! Оговорки вас не должны волновать. Все огрехи речи поправит режиссер".

И режиссер действительно "поправляет". Он с холодным сердцем "вырезает" оговорки, повторы и лишние фразы, монтируя встык нужные куски. Поэтому спокойного человека вдруг разбивает нервный тик. Он же двигался во время интервью, менял положение рук, головы, менял позы. А они как раз не совпадали на стыке кадров, оставленных и смонтированных по фонограмме.

Сегодня такие примеры стали встречаться реже, но не потому, что вырос уровень профессионализма, а в силу изменения характера вещания. В прямом эфире ничего не вырезают, лишь бы камеры стояли правильно. Но хитрецы от монтажа придумали и другой способ (приемом это не назовешь) как избавить говорящего от конвульсий: в стык между кадрами они вставляют ярко выбеленный кусок в несколько кадриков, который так бьет по глазам, что хочется подальше отскочить от экрана. Естественно, что зритель в этот момент начинает моргать, а говорящий на экране оказывается совсем в другой позе, что зритель не в состоянии заметить из-за "удара" по глазам. "Мастера" такого монтажа думают, что им удалось все сделать "чисто".

Глубочайшее заблуждение!

Можно ли снять интервью, смонтировать текст, вырезав огрехи, а потом без издевательства над зрителями и, не унижая достоинство гостя, смонтировать "гладко" его синхронное изображение?

Конечно, можно! Какие проблемы! Но для этого в павильоне должны работать две камеры, а не одна. Изображение надо писать либо на двух кассетах одновременно, либо на два аппарата. Одна камера при таком решении снимает героя все время без перерыва, скажем, на среднем плане, а вторая - его руки, антураж, обстановку, крупно лицо гостя и ведущего в моменты молчания. В монтаже на стыки, где были вырезаны оговорки, следует поставить кадры, снятые второй камерой.

Уважаемому человеку будут возвращены его исконно человеческие качества: спокойствие и уравновешенность, а зрителю обеспечена комфортность восприятия интервью. Но для этого нужно работать!...

"Величайший" из всех лозунгов телевидения -"зритель все проглотит" - уже давно проник в кинематограф, нанеся ему непоправимый ущерб. Дурные примеры, как известно, заразительны. Небрежность, нечеткость, низкая монтажно-изобразительная культура множества отечественных фильмов последнего десятилетия вполне обоснованно сделали их неконкурентноспособными в сравнении с американскими, даже на внутреннем рынке.

Конечно, провал отечественного кино связан не только с этой причиной, но она, без всякого сомнения, лежит наравне с другими в корзине причин тупика, в который попала наша кинематография.

В книгах и статьях по вопросам кино иногда встречается путаница в трактовке такого понятия, как "законы монтажа".

В нашем понимании под словом "закон" логически подразумевается обязательность его соблюдения и действий в строгом соответствии с его ограничениями. Человек, который нарушает, скажем, государственные законы, становится преступником по отношению к обществу, которое создало эти законы. Индивидуум, который нарушает законы экологического равновесия, сегодня тоже рассматривается как преступник по отношению к природе. Общество получает право судить его и наказать.

На самом деле все выглядит иначе. "Законы драматургии", "законы монтажа", "законы ритма" и т. д. представляют собой не законы кино и телевидения. Они не придуманы предшествующими поколениями творцов. Можно даже считать, что таких "законов" вообще нет в природе.

В природе существуют совсем другие законы или, говоря точнее, закономерности восприятия и обработки информации человеческим сознанием: физиологические, психофизиологические, обще-психологические и социально-психологические. Именно они накладывают определенные условия на необузданную фантазию художников.

Хочешь быть понятым, хочешь передать свое эмоциональное отношение к чему-либо, хочешь взволновать, заставить пережить что-то своего зрителя - будь любезен, учти эти многоступенчатые особенности работы восприятия и психики.

Во всем бесконечном многообразии возможных вариантов монтажа кадров, которое встречается или может встретиться в экранном творчестве, принципиально говоря, следует рассматривать два вида стыков кадров.

Первый, когда речь идет о съемке и монтаже одной непрерывно развивающейся сцены.

Второй, когда объекты и место их действия в этих кадрах совершенно разные.

В первом виде стыков кадров может сложиться ситуация, при которой даже в одной сцене снимаются разные персонажи и объекты, но находящиеся и действующие в едином пространстве.

В кинодраматургии под термином "сцена" обычно подразумевается часть развития сюжета, или, говоря другими словами, кусок непрерывного развития действия, который происходит в одном месте без очевидного разрыва во времени.

Изменчивости подвержена та часть формы изложения содержания экранных произведений, которая прямым образом связана, с одной стороны, с развитием культуры восприятия, а с другой - с модой (да-да, именно с модой) на преимущественное использование тех или иных ПРИЕМОВ в искусстве, которые считаются самыми современными.

Незыблемыми остаются только ПРИНЦИПЫ, связанные с особенностями восприятия и мышления,

(...)Терминология и графический "язык"

historich.ru

Соколов Алексей. Монтаж

ВТОРОЙ ПРИНЦИП

Монтаж по ориентации в пространстве. Этот принцип, пожалуй, один из самых важных, если ни самый важный для съемок сцен, в которых участвуют взаимодействующие между собой люди.

Как правильно снять такую сцену? Как правильно расставить камеры в павильоне при съемке передач с количеством участников от двух до ста и более? Как создать для зрителя правильное представление о происходящих событиях?

Начнем самого простого: как поставить камеры, чтобы два беседующих человека, снятых отдельными кадрами, на экране смотрели друг на друга?

Если камеры при съемке двух беседующих людей располагать на точках, лежащих по одну сторону от линии взаимных взглядов друг на друга этих людей, то у зрителя, смотрящего на экран, сложится такое же представление о расположении двух персонажей в пространстве как если бы он сам наблюдал в жизни это событие своими глазами. Такая организация съемки и такое конструирование пространства на экране дают возможность точно и легко ориентироваться зрителю во взаимодействии объектов меду собой в едином для них пространстве.

Если мы ведем съемку не одним статичным кадром, а несколькими, то мы, тем самым, в монтаже неизбежно создаем некое искусственное экранное пространство, конструируем его. И перед режиссером стоит задача создать такое воображаемое пространство, чтобы зритель осознавал его как целое и единственное. А главное - предоставил зрителю возможность без затруднении, без лишних умственных операций ориентироваться в нем, как каждый из нас это делает в жизни.

В общем виде принцип монтажа двух кадров по ориентации в пространстве гласит: съемка двух объектов, взаимодействующих друг с другом, должна производиться строго с одной стороны от линии их взаимодействия Но все же рассмотрим случай, когда режиссер решил перейти "запретную" линию взаимодействия и показать событие с другой стороны. Будем считать, что у него были для этого достаточно веские творческие основания.

Возникает вопрос: как выполнить такую съемку, чтобы у зрителя осталась ненарушенной ориентация в пространстве, чтобы тот, ради которого мы трудимся не почувствовал себя дураком перед экраном?

На этот вопрос существует два ответа.

Режиссер попросил оператора в момент съемки переместить камеру и пересечь линию взаимодействия. Благодаря такому маневру во время съемки зритель сам увидел, как произошел разворот пространства вместе с находящимися в нем объектами.

Это изменение произошло на его глазах. Все правое стало левым. Но дальше съемку следует вести уже только с той стороны от линии взаимодействия, которая на плане является верхней. Существует и другой ход для изменения положения объектов в пространстве

В этом варианте мы оставили неизменным само пространство, но поменяли положение объектов в нем. А это - реальная жизненная ситуация, когда люди движутся в пространстве. Мы только зафиксировали на пленку процесс перемещения и изменения взаимного их расположения.

Линия взаимодействия - не статичная условная линия, а линия перемещающаяся вместе с взаимодействующими объектами

Когда в сцене или событии участвуют два человека или два объекта, все достаточно просто. Но по мере увеличения количества действующих лиц соблюдать принцип ориентации в пространстве становится все сложнее и сложнее.

Вопрос закономерен: как расположить камеры, чтобы на экране герои действовали также, как на съемочной площадке?

Рассмотрим еще более сложный пример. Идет заседание в огромном зале. Сидит за длинным столом президиум, как полагается. С трибуны выступает оратор. Широкий зал с несколькими проходами полон слушателей.

Перед творчески работающими режиссером и операторами возникает сложная задача не повториться в композициях десятков кадров, отражающих ход работы совещания. Но самое главное, не нарушить принцип ориентации в пространстве, не исказить его, не запутать зрителя в расположении действующих лиц.

В таких случаях обычно пользуются самым простым приемом определения, куда должен быть направлен на экране взгляд того или другого персонажа. Для этого режиссер и оператор до съемки решают с какой стороны от линии взаимодействия они проведут всю съемку. Соответственно для этого направления съемки выставляется свет. А дальше - они следят за тем, чтобы взгляды членов президиума и оратора во всех кадрах были направлены так, как в первом кадре. В нашем примере - справа налево, а взгляды всех сидящих в зале, независимо от крупности плана и места, занимаемого слушателями, - слева направо.

Соблюдать этот принцип весьма просто. Главное - не забывать, что взгляд оратора в любом снимаемом кадре должен быть направлен в левую сторону от камеры, а взгляды всех слушателей - только вправо от аппарата.

Когда оператор ведет съемку, он всегда смотрит в визир и через него видит, в какую сторону от объектива направлен взгляд человека, которого он снимает: вправо от камеры или влево. Опытный режиссер тоже без труда, находясь рядом, по действиям оператора и направлению съемки может определить, будет ли снимаемый в данный момент кадр удовлетворять в монтаже требованиям принципа ориентации в пространстве или нет. И если оператор "заблудился" в создаваемом экранном пространстве, то откорректирует его работу с камерой

Такой элементарный подход к выбору направлений съемки без особых мысленных усилий гарантирует грамотное монтажное решение репортажа или передачи.

Можно предвидеть, как это ни один раз бывало в творческой практике кино и телевидения, что оператор, особо кичащийся своим "творческим началом", на требования режиссера провести съемку, соблюдая этот принцип, взорвется от негодования. Он безапелляционно заявит режиссеру, что тот узурпирует его право творческой свободы, "зажимает" его особое художественное видение и сковывает возможности импровизации.

Такому оператору режиссер может предложить обескураживающий "компромисс". Например, в камера может во время съемки пересечь линию взаимодействия или направление взгляда оратора, что - одно и тоже.

Простейший прием - и ущемленное самолюбие оператора получает сатисфакцию. Но при этом обязательно стоит произвести обратное пресечение линии взаимодействия

Такое монтажное решение не свяжет творческой свободы даже самого "задиристого" оператора, но потребует от него проявления более высокого профессионального мастерства в постановке света и съемке движущейся камерой.

Кстати, к сведению "задиристых" операторов! Требовательный и профессионально жесткий режиссер, если на съемке не будут выполнены условия рассматриваемого принципа, просто исключит из монтажной последовательности кадры, снятые с нарушением ориентации в пространстве, даже если эти кадры будут самыми эффектными. Напомним, что этот принцип съемки - не прихоть режиссера, а неукоснительное требование зрительского восприятия.

Еще один прием, позволяющий соблюдать монтажный принцип ориентации в пространстве.

За столом "12 разгневанных мужчин". Идет напряженный спор.

Режиссеру для выразительного решения сцены нужно выхватить крупные и средние планы героев, сидящих на разных концах стола. Если провести на плане съемки все линии взаимодействия, то совсем легко запутаться. Их окажется слишком много. Как быть? Как расставить камеры на такой съемке ?

Во-первых, следует помнить, что мы ведем разговор о стыке двух соседних кадров в монтаже. Именно соседние, стоящие один за другим планы в момент стыка должны соответствовать комфортным условия восприятия.

Во-вторых, каждая сложная сцена может быть разделена на более мелкие куски, монтажное решение которых нетрудно выбрать, опираясь на простейшие приемы.

В-третьих, такое решение просто осуществляется в игровых сценах или в точно спланированных передачах, когда известен заранее весь ход диалога. В репортажной съемке использование такого приема представляет собой определенный риск, ибо трудно предугадать как будут стыковаться снятые таким образом кадры со всеми остальными.

Еще раз уточним задачу. Нам необходимо снять кадры таким образом, чтобы положение героя и его взгляд в самый последний момент съемки первого кадра соответствовал положению и взгляду его партнера в самом начале следующего плана. В этом случае соединение таких кадров будет считаться "чистым".

Эпигоны "свободного" монтажа, а такие чаще псего встречаются в молодежной среде "режиссеров - новаторов", по поводу соблюдения принципа ориентации в пространстве рассуждают так: "Как бы я ни снял, зритель все равно угадает, кто - на экране".

Однако плох тот режиссер, в работе которого зритель вынужден по краю стола в кадре угадывать, что на экране следователь, а по форме спинки стула за спиной другого персонажа, что он - то как раз и есть подозреваемый в убийстве.

Для тех, кого не устраивает принцип "угадайки" в построении сцены, можно дать еще несколько рекомендаций.

При съемке нескольких беседующих людей нужно помнить, что не всегда люди по внешнему виду резко отличаются друг от друга. Потому при съемке такой беседы делать каждый следующий кадр другого персонажа с заметным отличием в крупности от предыдущего. Такое монтажное построение будет существенно легче восприниматься зрителем, ему будет проще без дополнительных усилий ориентироваться в ходе развития действия и мгновенно определять с кем из партнеров ведет беседу тот или другой персонаж. Эта рекомендация распространяется не только на съемку людей, в равной степени это относится к съемкам любых других объектов по сути разных, но схожих по внешним признакам.

И еще: взгляд человека, направленный всего лишь вскользь от объектива чуть-чуть левее, всегда на экране будет взглядом направленным влево. А точно такой же взгляд вправо, чуть-чуть мимо объектива, будет восприниматься как взгляд вправо. Герой, лицо которого обращено вправо, а глаза повернуты и смотрят влево от оси аппарата, будет восприниматься зрителем как человек смотрящий влево. Направление взгляда остается решающим фактором в монтаже даже в таких случаях.

Для режиссеров кино и телевидения знание принципа ориентации в пространстве и умение им пользоваться - ничто иное, как дважды два для школьника. Это - составляющая его профессии, важный компонент его режиссерской культуры.

Третий принцип Монтаж по направлению движения главного объекта в кадре

Ни кино, ни телевидение, ни рекламу невозможно себе вообразить без движения на экране. Афоризм: "движение - это жизнь", как нельзя кстати в данном случае.

Человеческий интерес к всякого рода движению на экране или в жизни обусловлен особенностями работы нашего восприятия и сознания. Во-первых,

в нашем мыслительном или осмысляющем "аппарате восприятия" существуют специальный нейрон или группа нейронов, которые отвечают за мгновенную регистрацию движения в поле нашего зрения. Они же дают команду на "переключение" взгляда с любых статичных объектов на движущиеся. Видимо, это связано с функционированием сознания, а точнее говоря, подсознания.Это

происходит бессознательно на уровне инстинкта самосохранения. Ибо угроза нашему существованию всегда исходила и исходит от движущихся объектов. Мы в значительной мере не властны над этим инстинктом и не можем по своему усмотрению управлять нейронами, отвечающими за восприятие движения. Вот почему движение, как таковое, так притягивает к себе наш интерес.

Движение... От того как оно снято и представлено на экране в монтаже, кроме всего прочего, зависит зрительское понимание хода развития действия сюжета, развития событий, зрительская трактовка судьбы экранного героя.

Умение точно воплотить замысел в съемке и монтаже для любого режиссера и оператора - важнейшая составляющая его профессионального мастерства. Заключается оно в том, чтобы зрители восприняли экранные события так, как понимали их создатели произведения.

Оказывается, сцену или эпизод можно снять и смонтировать так, что зритель запутается в происходящем и подумает, что на экране логически стройные события превратились в "чертовщину". Этот принцип монтажной съемки и монтажа относится ко всем движущимся объектам в кадре: к людям, автомобилям, жукам, крокодилам, танкам и самолетам.

Для общего представления можно дать рекомендацию. Комфортность восприятия стыка соседних кадров с движущимся объектом можно обеспечить, если выполнить съемку с изменением направления движения в пределах 90 градусов, но обязательно по одну сторону от вертикали.

Ошибки в монтаже подстерегают творцов на каждом шагу.

Вернулся актер с гастролей, продолжается прерванная работа над сценой прохода по улице. Но съемки идут уже в другом городе. Оператор нашел великолепный уголок, который тонко передает настроение при съемке в режиме, выбрал точку. Приехала на место группа. Поставили камеру. Если режиссер не вспомнит о необходимости сохранить направление движения персонажа, тогда его ждут сложности в монтаже и ослабление эмоционального воздействия сцены. А зрителю потребуется чашечка кофе, чтобы погадать на гуще: что могло произойти и заставило героя двинуться в обратную сторону.

Но если режиссер обнаружит, что оператор не учел направление прохода героя при выборе мизансцены, возникнет конфликт, потому что с другой точки съемки задуманный изобразительный эффект получить невозможно.

Кто виноват? Оба! Оператор не подумал о монтаже, когда выбирал точку. Режиссер поленился поехать на предварительный осмотр и не участвовал в

разработке мизансцены. Что это? Недостаток профессионализма!

Условное, векторное изображение движения позволяет нам совместить понимание одновременно двух принципов монтажа. Если в сцене присутствует человек, который следит за движущимся объектом, то не только движение самого объекта необходимо увязывать в соседних кадрах, но и направление взгляда этого человека (взгляд - это тоже вектор). А следовательно, необходимо учитывать зрительскую ориентацию в пространстве, где действуют герои.

Движение на экране представляет собой одну из главных форм, реализующих развитие действия в фильме, передаче, телевизионной постановке или в рекламе. Через поступки героев, проявляющиеся в движении в обширном сконструированном режиссером пространстве, в значительной мере, а иногда только благодаря этим поступкам, зритель понимает смысл сиены или эпизода, происходит развитие сюжета или мысли автора.

Герой может добираться к заветной цели на самолете, потом ехать на ишаке, затем ползти по земле и, наконец, плыть на яхте. И коли ему для достижения цели потребовалось сменить несколько видов транспорта, то кадры разных объектов, связанных с перемещением героя и с ним самим, заключающие в себе движение в одном направлении и смонтированные последовательно, будут выражать движение героя к первоначальной цели. А всякое изменение направления движения будет трактоваться зрителем, как принятие героем нового решения и начало движения к иной цели.

Выполнение этого принципа межкадрового монтажа не только предопределяет комфортность восприятия стыка двух кадров, но и служит задачам выражения задуманного автором смысла.

Четвертый принцип Монтаж по фазе движущихся объектов в кадре

Каждый из принципов монтажа, который соблюдается на стыках кадров внутри одной сцены, должен быть известен режиссеру и оператору до съемок, учтен ими при построении мизансцены и выборе точек съемки. Монтаж по фазе движения объекта требует от создателей экранной продукции дополнительного внимания во время самой съемки.

В мире все циклично, только длительность циклов имеет различную продолжительность. Только у вращающегося гладкого круга нельзя выделить какую-нибудь четко обозначенную фазу движения. Но стоит нанести на круг красное пятно, как в его вращении сразу появятся различные фазы.

Представьте себе, что вам необходимо снять аттракцион, часто называемый "колесом обозрения". Поставлена задача: снять короткую сцену и последовательностью кадров показать какие эмоции переживают "смельчаки", отважившиеся прокатиться на гигантском колесе, какое впечатление производит этот аттракцион на публику. В данном случае безразлично - документалист вы, режиссер игрового кино, мультипликатор или репортер телевидения. Важно, как вы будете соблюдать принцип соединения кадров по фазе движущихся в них объектов.

Снимаем дальний план. В кадре - все колесо и даже высокие соседние деревья. Они подчеркивают грандиозность аттракциона. Корзинка, в которой сидят наши герои, красного цвета. Второй красной нет. Она медленно поднимается вверх, но еще находится в нижней левой четверти круга. Вы останавливаете камеру и считаете, что кадр снят.

Следующий кадр вы снимаете тогда, когда корзинка начинает приближаться к вершине колеса. Конечно, этот кадр должен быть значительно крупнее по масштабу и проакцентировать, в какой именно корзинке находятся герои. Таким кадром вполне может быть общий план.

Если вы с таким отснятым материалом уехали на студию, то лестных слов в свои адрес от монтажера не надейтесь услышать. Вы допустили ошибку!

В двух первых отснятых кадрах не совпадают фазы, в которых находится объект вашего внимания - красная корзинка. В первом она - ниже середины круга, а во втором - необъяснимым образом скакнула к вершине. Зритель это обязательно заметит и ощутит рывок в развитии, казалось бы. непрерывного движения.

"Рецепт" один - не останавливать камеру в момент съемки первого кадра до тех пор, пока красная корзинка не пересечет горизонтальный диаметр круга и не начнет движение в верхней четверти круга.

Если первый кадр окажется слишком длинным, создастся впечатление затянутого развития действия. станет ощущаться чрезмерная медлительность в ходе монтажного рассказа, то можно отрезать начало этого кадра, оставив конечный кусок такой длительности, которая требуется по ритму изложения сюжета.

Медленно и тягуче развивающиеся на экране события, чаще всего, и особенно в коротких сюжетах, вызывают рассеивание внимания зрителя. Чтобы во время монтажа несколько ускорить ход действия обычно пользуются, так называемой, "подрезкой кадров". Это означает, что часть пути, который проходит корзина по кругу, все-таки можно вырезать. Но эта "подрезка" должна быть осуществлена только в пределах одной из четвертей круга, чтобы сохранить у зрителя ощущение непрерывности движения объекта.

Для того, чтобы сократить экранное время и время ожидания зрителем интересующего его момента, можно вставить кадр — смысловую перебивку. Так обычно называют план, в котором отсутствуют только что действовавшие лица или объекты.

В игровом кино для простоты и точности выполнения стыков подобных кадров пользуются простейшим приемом: проводят съемку таких планов с захлестами. Это означает, что часть действия, на которое придется склейка снимают два раза.

Все, что движется цикличной снимается несколькими последовательными планами, должно быть смонтировано с соблюдением фаз цикличности, создавая впечатление непрерывности хода движения и действия. Особенно жестко необходимо выполнять это условие при съемках и монтаже идущего строя солдат. Когда снимается, к примеру, общий план шеренги и крупный план героя, идущего в строю, то, само собой разумеется, что движения рук и ног у нашего избранника и всего строя должны быть синхронными. По движениям плеч и головы зритель сразу может заметить, что герой идет не в ногу со своими однополчанами. если фазы взмахов рук не попадут в ритм шага строя.

Принцип монтажа по фазе движущихся объектов необходимо соблюдать на соединение кадров со скачущей лошадью и всадником, и на стыке кадров с кривошипно-шатунным механизмом паровоза, и на съемке оркестра и его дирижера.

Пятый принцип Монтаж по темпу движущихся объектов.

Вновь призовем на помощь воображение.

Обиженная судьбой героиня бежит по городу. По одной улице, по другой, по набережной, через площадь вбегает на мост. Что сложного в такой съемке? Казалось бы, принцип соблюдения направления движения известен, бери камеру и снимай. Все верно.

Но и здесь присутствует некоторое "но". Актриса во всех кадрах должна бежать с одинаковой скоростью. В математической трактовке частота ее шагов в каждую секунду на экране должна быть одной и той же, ей необходимо с равной частотой перебирать ногами в каждом кадре.

Стык кадров с движением в разном темпе будет не только означать продолжение действия, но еще станет выражать (именно выражать) перемену в ходе событий на экране. Но такое выражение, или такой прием передачи смысла действий героини никак не сможет стать лучшим режиссерским решением.

Когда перед создателями экранного полотна стоит как раз такая задача: показать, что персонаж засомневался в правильности своих действий, то осуществляется она совсем иным способом. Зритель должен сам увидеть момент возникновения сомнений, отметить перемену в поведении героя. И произойти это должно обязательно внутри кадра, в процессе развития действия. Но такую задачу мы вовсе не ставили перед собой, когда просили вообразить короткий фрагмент какой-то сцены.

Но возникает дополнительный вопрос: а можно ли говорить о темпе, если объект не имеет цикличности в движении? Когда едет автомобиль или по морю мчится катер, они ногами не семенят! Применимо ли к ним понятие темпа движения на экране? Можно ли о них говорить, что они движутся в быстром темпе или в замещенном темпе?

Безусловно! Только выразителем темпа становится не частота или не только частота совершения каких-либо циклических движений, а скорость перемещения этого объекта относительно фона или скорость перемещения, скажем автомобиля в рамках кадра.

Итак, существуют два варианта, в которых могут проявиться различия в темпе движения объектов в соседних кадрах: первый, когда оба кадра снимаются статично и скорость объекта проявляется в движении по отношению к рамкам кадров, и, второй, когда оба кадра снимаются движущимся аппаратом. Этот вариант предусматривает, как съемку панорамой со статичной точки, так и съемку с движущейся точки, панораму с движения. Во втором случае условной системой координат для измерения скорости перемещения объекта будет фон, на котором виден объект в момент движения в кадре.

Шестой принцип Монтаж по композиции кадров (по смещению центра внимания)

Тем, кто работает в кино, с давних времен известен незамысловатый "эффект моталки". Он был обнаружен еще во времена немого кино. И сегодня каждый, кто монтирует фильм, наблюдает его регулярно. Перемотайте с большой скоростью на монтажном столе над светящимся стеклом небольшой ролик, склеенный из нескольких десятков планов. Вы заметите, как вдоль пленки бегут сплошные темные, светлые или по-разному окрашенные линии. На стыке кадров эти линии будут резко перескакивать по ширине пленки. То вверху мелькнет темная полоса, то она переместится в самую нижнюю часть пленки над столом

К великому сожалению, у телевизионщиков нет возможности наблюдать подобный эффект при перемотке. В момент быстрого вращения пленка в кассетах отходит от читающих головок, а на экранах мониторов появляется темнота. А когда идет перемотка с изображением, то скорость смены кадриков оказывается недостаточной, чтобы вызвать этот эффект.

Как можно догадаться, принцип "моталки" или, что то же самое, принцип смешения центра внимания охватывает не только те случаи, когда в кадре присутствует человек. В зависимости от намерений авторов, центром композиции может оказаться и ложка с супом, и картина на стене, и всадник над обрывом, и точка самолета над горизонтом. Общия закономерность принципа монтажа двух кадров по композиции состоит в ограничении перемещения центра внимания двух стыкующихся кадров относительно друг друга.

Заметим сразу: при соединении кадров обязательно должно происходить смещение центра внимания! Но насколько? На какую часть горизонтали кадра?

Практика монтажа показала и подтвердила, что такой перескок центра внимания по горизонтали для сохранения плавности перехода от кадра к кадру не должен превышать одной трети ширины экрана.

Если случилось так, что центр композиции и внимания в соседних кадрах совпали по горизонтали и по вертикали, то у зрителя возникает неприятное ощущение композиционного скачка. А если кадры были сняты статично. то это еще усилит "неряшливость" монтажа.

Но данный принцип следует трактовать несколько шире. Даже в тех случаях, когда режиссер монтирует кадры с разным содержанием, клеит их встык, ему необходимо задуматься над тем, как расположены центры композиции в соседних кадрах. Хотя композиционное разнообразие планов чрезвычайно велико и подобные совпадения случаются нечасто, необходимо это знать и помнить.

Седьмой принцип Монтаж по свету

Еще в прошлом столетии, когда фотография стала обретать права искусства, этот вид творчества стали называть искусством светописи.

Со временем этот термин начал употребляться и применительно к искусству кинооператоров. И действительно, свет, или светотеневое решение кадра, - одно из важнейших выразительных средств в экранном творчестве. Оно способно не только ярко подчеркнуть, передать смысл происходящего на экране, но и запутать зрителя, грубо исказив смысл происходящего в кадре.

Если снимается какая-то единая сцена с непрерывным ходом развития событий, то характер и схема освещения должны быть сохранены от первого до последнего кадра и не могут поменяться лишь по прихоти оператора или режиссера. Для этого должны быть достаточно веские драматургические обоснования, понятные зрителю. Давайте, рассмотрим самый простой вариант. Герой - в комнате у светлого окна. Продолжаем тренировать свое зрительное воображение. Умение мгновенно представить себе по плану мизансцены или по расположению героев и камер на съемочной площадке то, что получится на экране,- одно из главных качеств профессионализма.

Чтобы сохранить "мягкость" перехода с кадра на кадр, чтобы зритель не стал вдруг щуриться от неожиданного появления ярко освещенного кадра после восприятия затемненного, нужно в одном из планов, а лучше в обоих, дать связующие детали фона и сохранить схем)' освещения на лице и фигуре персонажа

Если не будут выполнены требования седьмого принципа, то у зрителя, кроме неприятных ощущений от яркой вспышке на экране, еще могут возникнуть мысли о том. что герой чудом оказался в совсем ином пространстве или возникнут подозрения, что развитие действия подчиняется какимто магическим силам.

Чтобы не случалось каких-либо "аварий" в период монтажа фильма или передачи, когда съемки уже закончены, когда невозможно что-либо изменить в материале, необходимо заранее в планах мизансцен и в раскадровках предусмотреть выполнение требований монтажа по свету. А они не так сложны, как могло показаться начинающему творцу.

Если снимается лицо, то тень от носа актера или документального персонажа в соседних кадрах может стать несколько короче или длиннее, но никак не должна перескакивать с левой стороны на правую.

Если происходит изменение освещенности и характера фона, на котором снимаются ваши герои, то эти изменения не должны намного превышать одной трети площади экрана. А в соседних кадрах лучше всегда иметь детали или куски фона, которые как бы указывают на то, что действие развивается в том же пространстве, в том же помещении.

Резкая смена освещенности кадра - это сильное средство воздействия на зрителя. Им часто пользуются режиссеры и операторы, но отнюдь не в тех случаях, которые мы сейчас рассматриваем, исходя из условий комфортности монтажа соседних кадров. Обычно резкое и неожиданное появление ярко освещенного или наоборот сильно затемненного кадра используется для подчеркивания остроты драматичного поворота в событиях на экране, для активного воздействия на эмоции зрителей.

studfiles.net

Монтаж. Алексей Соколов (часть 3) » Altyn Club

ВТОРОЙ ПРИНЦИП

Монтаж по ориентации в пространстве

  Этот принцип, пожалуй, один из самых важных,  если ни самый важный для съемок сцен, в которых  участвуют взаимодействующие между собой люди.

   Как правильно снять такую сцену? Как правильно расставить камеры в павильоне при съемке передач с количеством участников от двух до ста и более? Как создать для зрителя правильное представление о происходящих событиях?

   Начнем самого простого: как поставить камеры,  чтобы два беседующих человека, снятых отдельными кадрами, на экране смотрели друг на друга ?

   Нарисуем мизансцену (план съемочной площадки).

Видеомонтаж

   Мы поставим камеры на первую и вторую точки (рис.20). На экране получим такой результат (рис.21).

   Оказывается, зритель увидит, что оба собеседника смотрят в одну сторону...

   Но такого не может быть!

Видеомонтаж

   Ну что ж, попробуем другой вариант. Поставим  камеры так, чтобы одна снимала обоих, а другая - 1-й средний план того партнера, который с точки 1  окажется на экране спиной к зрителю. Снова показываем мизансцену (рис.22).

Видеомонтаж

   Приглядимся к результату на экране: в первом  кадре господин А смотрит на господина Б. В этом  нет никаких сомнений. Но куда, на кого смотрит  Арбузов (пусть у А будет такая фамилия)? Очевидно  одно - не на Брюквина (дадим Б тоже огородную  фамилию). Тогда на кого же? На самого себя!

   Увы! Но последний ответ оказывается единственно правильным! (рис. 23). Видеомонтаж

   Абсурд какой-то... Но поставьте себя мысленно  на первую и вторую точки съемки, и вы убедитесь, что изображение на экране на стыке кадров сменится именно таким образом!

   Перемещение г-на Арбузова с левой стороны экрана на правую и его взгляд на самого себя для зрителя  будет полной неожиданностью и покажется непонятным. Бедный зритель начнет думать над тем, как это  могло случиться, а смысл диалога на экране для него  может отступить на второй план.

Видеомонтаж

  Чтобы избавиться от абсурда, попробуем переместить вторую точку съемки, как показано стрелкой  на следующей мизансцене (рис. 24), за воображаемый вектор взгляда г-на Арбузова. Такое изменение  точки съемки внесет принципиальные перемены в  результат на экране (рис. 25).

Видеомонтаж

   Изменив 2-ю точку съемки, мы вернули г-на Арбузова на его законное место в экранном пространстве. Он занял позицию в левой части кадра и обратил свой взгляд на спорящего с ним г-на Брюквина.

   Мы надеемся, что перенос 2-ой точки съемки помог вам обнаружить некоторую закономерность в  подходе к расстановке аппаратов. Если камеры при  съемке двух беседующих людей располагать на точках, лежащих по одну сторону от линии взаимных  взглядов друг на друга этих людей, то у зрителя, смотрящего на экран, сложится такое же представление  о расположении двух персонажей в пространстве,  как если бы он сам наблюдал в жизни это событие  своими глазами. Такая организация съемки и такое  конструирование пространства на экране дают возможность точно и легко ориентироваться зрителю во  взаимодействии объектов меду собой в едином для  них пространстве.

   Если мы ведем съемку не одним статичным кадром, а несколькими, то мы, тем самым, в монтаже  неизбежно создаем некое искусственное экранное  пространство, конструируем его. И перед режиссером стоит задача создать такое воображаемое  пространство,чтобы  зритель осознавал его  как целое и единственное. А главное - предоставил зрителю  возможность без затруднении, без лишних умственных операций ориентироваться в нем, как каждый, из нас это делает в жизни.

Видеомонтаж

  В общем виде принцип монтажа двух кадров по ориентации в пространстве гласит: съемка двух объектов , взаимодействующих  друг с другом, должна производиться строго с одной  стороны от линии их взаимодействия (рис. 26).  Все точки съемки выбраны правильно, кроме 13-ой.  Этот принцип распространяется на все взаимодействующие объекты. Художник и холст. Танк и пушка,  которая по нему стреляет. Журавль и лягушка, которая пытается ускакать от прожорливой птицы.

   Но все же рассмотрим случай, когда режиссер решил перейти "запретную" линию взаимодействия и  показать событие с другой стороны. Будем  считать, что у него были для этого достаточно веские творческие основания.

   Возникает вопрос: как выполнить такую  съемку, чтобы у зрителя осталась ненарушенной ориентация в пространстве, чтобы  тот, ради которого мы трудимся не почувствовал себя дураком перед экраном?    На этот вопрос существует два ответа.

  Видеомонтаж    1-й вариант (рис. 27). Режиссер попросил оператора в момент съемки переместить камеру с точки 13 а на точку 13 б и пересечь линию взаимодействия. Благодаря  такому маневру во время съемки зритель  сам увидел, как произошел разворот пространства вместе с находящимися в нем объектами. Это изменение произошло на его  глазах. Все правое стало левым. Но дальше съемку кадров №№ 14, 15, 16 и т.д. следует вести уже  только с той стороны от линии взаимодействия,  которая на плане является верхней.

   Существует и другой ход для изменения положения объектов в пространстве (рис.28).

 Видеомонтаж  В этом варианте мы оставили неизменным само  пространство, но поменяли положение объектов в  нем. А это - реальная жизненная ситуация, когда люди движутся в пространстве. Мы только зафиксировали на пленку процесс перемещения и изменения  взаимного их расположения. Камера оставалась все  время съемки на месте, но только панорамировала за  г-ном Арбузовым. Теперь нужно учесть, что вместе с  движением Арбузова перемещалась линия его взаимодействия с Брюквиным. В момент, когда объект А  пересек линию "камера - Брюквин", произошло изменение положения героев на экране: А оказался  справа, а Б - слева. Линия взаимодействия - не статичная условная линия, а линия перемещающаяся  вместе с взаимодействующими объектами (рис. 29).

Видеомонтаж

   2-ой вариант. Панораму можно остановить даже  раньше (рис.30), в мгновение, когда "злодей" Арбузов зайдет за спину стоящего на месте г-на Брюквина. Дать Арбузову выйти из кадра и остановить камеру. И опять продолжить съемку следующих кадров  с учетом новой линии взаимодействия.

 

 

Видеомонтаж

    Когда в сцене или событии участвуют два человека или два объекта, все достаточно просто. Но по  мере увеличения количества действующих лиц соблюдать принцип ориентации в пространстве становится все сложнее и сложнее.

   Допустим, что беседу ведут три человека. Посмотрите на план съемочной площадки (рис. 31). Какие точки съемки выбраны ошибочно, из-за которых  зритель может потерять ориентацию в пространстве,  запутаться кто на кого смотрит в момент разговора?

Видеомонтаж

   Обратите внимание: камеры на всех точках стоят  по одну сторону от линии взаимодействия, т.е. - "правильно". Правда, в разговор между Арбузовым и Брюквиным встрял еще г-н  Вермишелев. Если рассматривать  съемку по требованиям старых  учебников, то все точки соответствуют генеральной линии съемки, определенной камерой на точке № 1.

   Но попробуем перевести результаты такой съемки в раскадровку и проанализировать полученную монтажную последовательность (рис.32).

 Видеомонтаж

   Если кадры 1-й и 2-й соответствуют правильной трактовке сцены в пространстве, то 3-й явно противоречит изначальной ситуации. Арбузов, который в  действительности смотрит на Брюквина, на экране в результате нашей съемки почему-то изменил объект своего внимания и общается с Вермишелевым. В самом деле, третий господин по фамилии Вермишелев подошел к двум нашим знакомым с самого начала разговора, но принять в нем  участие никак не может. Брюквин упрямо не обращает на него внимания, хотя слышит его приветствия.  Его взгляд прикован к Арбузову, который ест его глазами, доказывая свою правоту.

   Ошибка вскрывается просто, как только проводятся все линии взаимодействия между тремя участниками встречи (рис. 33). Точка 3-я оказалась за линией взаимодействия II -II по отношению ко всем  остальным точкам съемки.

Видеомонтаж

   Вопрос закономерен: как расположить камеры, чтобы на экране герои действовали также, как на съемочной площадке?

   Есть надежда, что вы, уважаемый читатель, уже достаточно овладели искусством воображения результата съемки, способны представить себе кадр и человека в нем, смотрящего в совершенно определенную сторону, если вам будет указано с какой  точки идет съемка этого персонажа на плане съемочной площадки. Теперь для вас не составит труда  ответить на поставленный вопрос. Конечно, в этом случае можно вести съемку из любой, но только одной зоны, кроме заштрихованных, и режиссеру  можно не думать, зная этот принцип, о возможной  монтажной ошибке (рис. 34). Это очень важно для  хроник и репортажей, когда нет времени на мысленную проверку соответствия принципу ориентации в пространстве.

Видеомонтаж

   Еще десяток лет назад подобные ошибки в расстановке камер в студии телевидения (рис. 31) были  частым явлением. Но и сегодня они время от времени проскакивают на разных каналах, и даже на том,  который так кичится своим профессионализмом. Для того, чтобы избежать аналогичных оплошностей, чтобы операторам и режиссерам было проще работать и легче освещать людей в кадре, на телевидении стали вовсю пользоваться "раскрытием" подобных сцен на камеру. Сажают гостей за стол почти  в одну линию. Среднему приходится крутить головой, как курице вправо и влево почти на 180 градусов. Мизансцена беседы получается неестественной, но зато (рис. 35)... Работать удобно!

Видеомонтаж

   Есть, конечно, еще один безошибочный вариант: поставить одну камеру на 1-ю точку и снять всю беседу от начала и до конца с этой позиции.  Но это - уже полное убожество. Вот почему возникла острая необходимость в режиссерских  знаниях для ведущих телевизионных программ,  которые подчас диктуют свое непросвещенное  "режиссерское" мнение на съемках.

   Рассмотрим еще более сложный пример. Идет  заседание в огромном зале. Сидит за длинным  столом президиум, как полагается. С трибуны  выступает оратор. Широкий зал с несколькими  проходами полон слушателей. (На плане съемки  мы не будем рисовать все так, как описано в тексте, а покажем только некоторых участников, сидящих в зале.)  Видеомонтаж   Перед творчески работающими режиссером и  операторами возникает сложная задача не повториться в композициях десятков кадров, отражающих  ход работы совещания. Но самое главное, не нарушить принцип ориентации в пространстве, не исказить его, не запутать зрителя в расположении действующих лиц. Ситуация весьма характерная для телевидения (рис. 36). С высоты своего уже накопленного опыта попробуйте определить: какие точки съемки режиссер и операторы выбрали без учета ориентации в пространстве?

   Единственный верный способ разобраться в этой  сложной схеме съемки - нарисовать раскадровку. По  ней можно точно определить, при съемке каких кадров допущены ошибки, какие точки выбраны неправильно. Вглядимся и внимательно проанализируем результат (рис. 37).

Видеомонтаж

    Кадр 1. Выступающий на трибуне смотрит в зал. Его взгляд направлен справа налево. Слушатели смотрят на него. Их взгляды обращены слева направо.

  Кадр 2. Оратор стоит на трибуне в полоборота к камере. Его взгляд - справа налево.

   Кадр 3. Часть зала со слушателями. Их взгляды получились обращенными в  затылок оратору. Такое положение сидящих в зале зритель не поймет.

   Кадр 4. Крупный план слушателя.  Взгляд обращен справа налево. Снова неточность

   Кадр 5. Другой слушатель, но смотрящий в лицо предыдущему Попробуйте определить в этот момент - где президиум? Справа или слева от слушателей?

   Кадр 6. Средний план членов президиума. Они смотрят в ту же сторону, что и слушатели. Понять, что на экране президиум, можно только по краю стола.

   Кадр 7. Общий план зала. Обратная ситуация  по отношению к первому кадру.

  Кадр 8. Крупный план сидящего в зале. Никак не  монтируется с предыдущим кадром.

  Кадр 9. Крупный план оратора. Его взгляд направлен в спину слушателям. Увы!... Тоже не монтируется.

   Кадр 10. Общий план зала. Расположение участников совещания в экранном пространстве совпадает с 1-м кадром. Но не соответствует предыдущему.

   Такое безграмотное монтажное построение съемки даже самых ответственных мероприятии, убежден, вы наблюдали не один десяток раз и еще не  один раз увидите в будущем.

   Что происходит в этом случае со зрителем? Как он  реагирует на подобный репортаж из зала заседаний?

   После 4-го и 5-го кадров он запутается в таком  экранном пространстве. Чтобы не утруждать себя  разгадыванием пространственного ребуса, предложенного ему режиссером, он перестанет постоянно  смотреть на экран, а будет только слушать текст, в  лучшем случае, поглядывая временами на предлагаемое изображение.

   Но зачем тогда снимать такое изображение, которое только раздражает зрителя? Причем раздражает подсознательно, подспудно, внося в  зрительскую оценку происходящего отрицательные эмоции, вызванные не содержанием, а нелепым пространственным показом этого события на экране.  Рис.37    Что же произошло на нашей съемке? Какие были допущены ошибки и  как их устранить в следующий раз? Об этом читайте в следующем номере. 

 

Второй принцип (продолжение) 

   Кадры 1,2, 5, 8 и 10 сняты с точек, расположенных по одну сторону от линии взаимодействия "зал - оратор", а кадры 3,4, 6, 7 и 9 - с точек, находящихся по другую сторону от этой линии.

    В таких случаях обычно пользуются самым простым приемом определения, куда должен быть направлен на экране взгляд того или другого персонажа. Для этого режиссер и оператор до съемки решают с какой стороны  от линии взаимодействия они проведут всю съемку.    Соответственно для  этого направления  съемки выставляется свет. А дальше - они следят за тем, чтобы взгляды членов президиума и    оратора во всех кадрах были направлены так, как в   первом кадре. В нашем примере - справа налево, а взгляды всех сидящих в зале, независимо от крупности плана и места, занимаемого слушателями, - слева направо.

   Соблюдать этот принцип весьма просто. Главное - не забывать, что взгляд оратора в любом снимаемом кадре должен быть направлен в левую сторону от камеры, а взгляды всех слушателей - только вправо от аппарата.

   Когда оператор ведет съемку, он  всегда смотрит в визир и через него видит, в какую сторону от объектива направлен взгляд человека,  которого он снимает: вправо от камеры или влево. Опытный режиссер тоже без труда, находясь       рядом, по действиям оператора и направлению съемки может определить, будет ли снимаемый в данный момент кадр удовлетворять в монтаже требованиям принципа ориентации в пространстве или нет. И если оператор "заблудился" в создаваемом экранном пространстве, то откорректирует его работу с камерой (рис. 38 и 39 )

ВидеомонтажВидеомонтаж

  Такой элементарный подход к выбору направлений съемки без особых мысленных усилий гарантирует грамотное монтажное решение репортажа или передачи.

   Можно предвидеть, как это ни один раз бывало в творческой практике кино и телевидения, что оператор, особо кичащийся своим "творческим началом", на требования режиссера провести съемку, соблюдая этот принцип, взорвется от негодования. Он безапелляционно заявит режиссеру, что тот узурпирует его право творческой свободы, "зажимает" его особое художественное видение и сковывает возможности импровизации.

   Такому оператору режиссер может предложить обескураживающий "компромисс". Например, в кадре 3 камера может во время съемки пересечь линию взаимодействия (рис. 40) или направление взгляда оратора, что - одно и тоже.

Видеомонтаж

    Простейший прием - и ущемленное самолюбие оператора получает сатисфакцию. Но при этом обязательно стоит произвести обратное пресечение линии взаимодействия в кадре 7. Кроме того, кадр 5 поставить после кадра 7 или исключить совсем. А кадр 9 поставить в монтаже между 4 и 6. Такое монтажное решение не свяжет творческой свободы даже самого "задиристого" оператора, но потребует от него проявления более высокого профессионального мастерства в постановке света и съемке движущейся камерой.

   Кстати, к сведению "задиристых" операторов! Требовательный и профессионально жесткий режиссер, если на съемке не будут выполнены условия рассматриваемого принципа, просто исключит из монтажной последовательности кадры, снятые с нарушением ориентации в пространстве, даже если эти кадры будут самыми эффектными. Напомним, что этот принцип съемки - не прихоть режиссера, а неукоснительное требование зрительского восприятия.

   Еще один прием, позволяющий соблюдать монтажный принцип ориентации в пространстве.

   За столом "12 разгневанных мужчин". Идет напряженный спор.

   Режиссеру для выразительного решения сцены нужно выхватить крупные и средние планы героев, сидящих на разных концах стола. Если провести на плане съемки все линии взаимодействия, то совсем легко запутаться. Их окажется слишком много. Как быть? Как расставить камеры на такой съемке (рис. 41)?  Видеомонтаж    Во-первых, следует помнить, что мы ведем разговор о стыке двух соседних кадров в монтаже. Именно соседние, стоящие один за другим планы в момент стыка должны соответствовать комфортным условия восприятия.

   Во-вторых, каждая сложная сцена может быть разделена на более мелкие куски, монтажное решение которых нетрудно выбрать, опираясь на простейшие приемы.

   В-третьих, такое решение просто осуществляется в игровых сценах или в точно спланированных передачах, когда известен заранее весь ход диалога. В репортажной съемке использование такого приема представляет собой определенный риск, ибо трудно предугадать как будут стыковаться снятые таким образом кадры со всеми остальными.

   Еще раз уточним задачу. Нам необходимо снять кадры таким образом, чтобы положение героя и его взгляд в самый последний момент съемки первого кадра соответствовал положению и взгляду его партнера в самом начале следующего плана. В этом случае соединение таких кадров будет считаться "чистым". Удалось ли решить такую задачу, легко обнаружить по раскадровке, сопоставив ее с планом мизансцены и точками съемки.    Действие, к примеру, (рис. 42) может развиваться так: 5-й вел спор с 9-м и для подтверждения своих аргументов обратился к 12-му. Камера в этот момент стояла как раз на точке № 19 между 9-м и 12-м.  Видеомонтаж    Во время съемки произошла переброска взгляда 5-го с одной стороны камеры на другую. В начале плана 5-й смотрел на 9-го вправо от камеры, а в конце кадра его взгляд оказался по левую сторону от объектива. Это случилось в кадре 19.

   Если мы вели съемку 5-го и 9-го, ориентируясь на их линию взаимодействия, то после перевода взгляда возникла новая линия взаимодействия между 5-м и 12-м. Изменение произошло внутри кадра. А внутри кадра в процессе съемки, когда зритель видит процесс изменения и фиксирует в памяти само изменение, допустимо все что угодно.

   Новое монтажное условие, которое должен соблюдать режиссер, возникло в конце 19-го плана. Оператор, конечно, в связи с изменением направ-ления взгляда героя, сделал небольшую панораму влево, поправку композиции кадра, что видно на плане. В раскадровке, когда рисуется этот план, чтобы не создалось ложное впечатление ошибки, обязательно изображается первый кадрик этого плана (начало действия) и последний кадрик того же плана (конец действия) и обозначается буквами (рис. 43) "19 а" и "19 б".  Видеомонтаж    Хотя мы поставили камеру на точку N» 20, казалось бы с ошибкой по отношению клинии 5-й - 9-й, в монтаже будет получено точное монтажное решение. Новая линия взаимодействия 5-й - 12-й становится главной линией отсчета на дальнейшую съемку. Такой монтажный переход зритель воспримет как вполне естественный и закономерный. Для себя и для оператора, чтобы лишний раз не напрягать воображение на съемочной площадке, покажите на раскадровке стрелкой разворот героя в кадре.

   Для режиссера игрового кино не составит труда запланировать такой переход. Зато хроникер, для которого такой ход развития событий может оказаться неожиданным, должен настолько свободно ориентироваться в монтажном сложении кадров, чтобы мгновенно перестроиться на новые позиции.

   История кино изобилует курьезами. Характерный случай. Подобное происходило десятки или сотни раз на съемочных площадках.    Идет 25-й съемочный день. Завершается работа над сценой, которая была прервана 14 дней назад. Актер должен произнести реплику, отыграть чтото руками в общении с партнером, которого на площадке в данный момент нет.

   Или просто доснимается кадр для какой то давно снятой сцены. Стоит заряженная камера, горит свет, перед объективом томится известный исполнитель, а группа ведет мучительный спор: куда должен смотреть герой - вправо от аппарата или влево. Спорят все, включая ассистентов. В лучшем случае дело кончается тем, что снимается два варианта, в худшем - ошибкой в монтаже и потерей цельности развития действия данной сиены.

   Эпигоны "свободного" монтажа, а такие чаще псего встречаются в молодежной среде "режиссеров - новаторов", по поводу соблюдения принципа ориентации в пространстве рассуждают так: "Как бы я ни снял, зритель все равно угадает, кто - на экране".

   Однако плох тот режиссер, в работе которого зритель вынужден по краю стола в кадре угадывать, что на экране следователь, а по форме спинки стула за спиной другого персонажа, что он - то как раз и есть подозреваемый в убийстве. "Угадайка" - хорошая игра, один из видов телевизионных передач, но никак - не элемент профессии в экранном творчестве.

   Для тех, кого не устраивает принцип "угадайки" в построении сцены, можно дать еще несколько рекомендаций.

   При съемке нескольких беседующих людей нужно помнить, что не всегда люди по внешнему виду резко отличаются друг от друга. Потому при съемке такой беседы делать каждый следующий кадр другого персонажа с заметным отличием в крупности от предыдущего. Такое монтажное построение будет существенно легче восприниматься зрителем, ему будет проще без дополнительных усилий ориентироваться в ходе развития действия и мгновенно определять с кем из партнеров ведет беседу тот или другой персонаж. Эта рекомендация распространяется не только на съемку людей, в равной степени это относится к съемкам любых других объектов по сути разных, но схожих по внешним признакам.

   И еще: взгляд человека, направленный всего лишь вскользь от объектива чуть-чуть левее, всегда на экране будет взглядом направленным влево. А точно такой же взгляд вправо, чуть-чуть мимо объектива, будет восприниматься как взгляд вправо. Герой, лицо которого обращено вправо, а глаза повернуты и смотрят влево от оси аппарата, будет восприниматься зрителем как человек смотрящий влево. Направление взгляда остается решающим фактором в монтаже даже в таких случаях.

     Для режиссеров кино и телевидения знание принципа ориентации в пространстве и умение им пользоваться - ничто иное, как дважды два для школьника. Это - составляющая его профессии, важный компонент его режиссерской культуры.

 

Третий принцип Монтаж по направлению движения главного объекта в кадре

   Ни кино, ни телевидение, ни рекламу невозможно себе вообразить без движения на экране. Афоризм: "движение - это жизнь", как нельзя кстати вданном случае.   Кино начиналось с того, что "ожила" фотография.Присутствующий на первом сеансе Люмьеров Жорж Мельес был поражен тем, что на экране, на фотографии запряженная в телегу лошадь вдруг зашагала и пошла на него. За ней - другая. Прохожие на площади Белькур пришли в движение и направились по своим делам. Мельес записал потом, что все присутствующие в зале "сидели с открытыми ртами и остолбенелые от удивления".   Всем известен пример с люмьеровским фильмом "Прибытие поезда". Его первые зрители вскакивали с мест от ужаса быть раздавленными железной махиной. Воздействие движущихся объектов на впечатление от экранного зрелища превзошло все ожидания.   Всякое движение на экране и сегодня приковывает наше внимание с удивительной магической силой. Что бы ни происходило в рамке светящегося прямоугольника: движение океанского лайнера по Панамскому каналу или катание шаров скарабеями,- мы не можем оторвать своего взгляда от движущихся фигур. А если это движение обусловлено развитием "острейшего" сюжета, то тем более весь интерес к зрелищу сосредотачивается именно на нем.   Человеческий интерес к всякого рода движению на экране или в жизни обусловлен особенностями работы нашего восприятия и сознания. Во-первых,в нашем мыслительном или осмысляющем "аппарате восприятия" существуют специальный нейрон или группа нейронов, которые отвечают за мгновенную регистрацию движения в поле нашего зрения. Они же дают команду на "переключение" взгляда с любых статичных объектов на движущиеся. Видимо, это связано с функционированием сознания, а точнее говоря, подсознания.Этопроисходит бессознательно на уровне инстинкта самосохранения. Ибо угроза нашему существованию всегда исходила и исходит от движущихся объектов. Мы в значительной мере не властны над этим инстинктом и не можем по своему усмотрению управлять нейронами, отвечающими за восприятие движения. Вот почему движение, как таковое, так притягивает к себе наш интерес.   Движение... От того как оно снято и представлено на экране в монтаже, кроме всего прочего, зависит зрительское понимание хода развития действия сюжета, развития событий, зрительская трактовка судьбы экранного героя.   Умение точно воплотить замысел в съемке и монтаже для любого режиссера и оператора - важнейшая составляющая его профессионального мастерства. Заключается оно в том, чтобы зрители восприняли экранные события так, как понимали их создатели произведения.   Оказывается, сцену или эпизод можно снять и смонтировать так, что зритель запутается в происходящем и подумает, что на экране логически стройные события превратились в "чертовщину". Этот принцип монтажной съемки и монтажа относится ко всем движущимся объектам в кадре: к людям, автомобилям, жукам, крокодилам, танкам и самолетам. Видеомонтаж

   Начнем с самого обычного - с автомашины. Пусть нашим объектом будет небольшой грузовичок "Бычок". Когда-то эту задачу предлагал для решения кичащимся своими знаниями студентам один из педагогов известного вуза (рис. 44). Два плана. В обоих снят во время движения один и тот же грузовик. Но впервом кадре машина едет вправо, а во втором - влево. И пусть вас не смушает по-детски примитивный рисунок. Хотя бы так необходимо уметь  рисовать каждому режиссеру.   Смонтируются эти два плана или нет? Будет ли этот стык кадров удовлетворять нашим монтажным требованиям комфортного восприятия, если в них заключено продолжение развития одного действия?   Ответ однозначен: конечно, нет!   Проанализируем результат восприятия такого "монтажа". Ощущение, которое испытает зритель от такого стыка кадров, можно сравнить с впечатлением, которое останется от удара неожиданно открывшейся дверью по носу, когда вы мирно шли по коридору.   Появление на экране кадра с автомобилем, движущимся навстречу первому, сработает как "встречный удар" по глазам. Шишки на лбу не останется, но из восприятия выпадет некоторый кусок развития действия на экране. Иными словами говоря, зрителю потребуется некоторое время на то, чтобы прийти в себя после "удара" и присмотреться к новому направлению движения объекта. За этим эффектом стоит, как можно догадаться, тоже одна из особенностей человеческого восприятия посредством зрения. Она проявляет себя в инерции движения человеческого глаза. Наш взгляд, как все физические тела, в момент слежения за объектом набирает инерцию движения. Для остановки взгляда и переключения его на новое, а тем более встречное, движение требуется некоторое время, которого режиссер ему не предоставил на стыке кадров. Видеомонтаж

   Задача состоит в том, что требуется снять дополнительный, промежуточный кадр с тем же автомобилем, в котором направление движения машины "смягчит" эффект "встречного удара".   После некоторого - умственного напряжения и нескольких неудачных попыток ответ обычно находится. Экзаменуемый предлагает снять кадр, в котором грузовик движется на нас или от нас. Жаль только, что разумное решение не всегда приходит в голову на съемках! (рис. 45).   Так этот кадр мог бы выглядеть в раскадровке. Но присмотритесь более внимательно к трем кадрам движущегося автомобиля. Как-то не очень гладко смотрится предложенная последовательность... (рис. 46). Видеомонтаж

   В чем же дело? Почему возникает дискомфорт восприятия такого стыка кадров?    Если вспомнить  принцип монтажа по крупности, то одно объяснение находится сразу: планы по масштабу, по крупности объекта в кадре, совершенно одинаковы! А это недопустимо!       Есть и второе обстоятельство, которое  делает переход от кадра к кадру достаточно грубым. Направления  движения в этих планах резко отличаются друг от друга: точно вправо, прямо на нас  и строго влево. Даже если промежуточный  кадр будет весьма продолжительным, восприятие стыков не смягчится. А причина состоит в том, что в момент восприятия первого кадра наш глаз. отслеживая движение машины, следом за ней движется вправо. В момент монтажного стыка при переходе к восприятию второго кадра, в которомгрузовик едет на нас, глаз должен мгновенно остановиться. Начало второго кадра будет восприниматься как статичный кадр, движение в нем будет малозаметным, машина покажется зрителю неподвижной. Особенно если план снят короткофокусной оптикой. А съемка длиннофокусным объективом усугубит переход на третий кадр.   В любом из двух вариантов зритель в момент перехода на следующий кадр ощутит остановку движения на экране, и его глаза будут как бы обмануты,начнут восприятие второго кадра, рассчитывая по инерции на продолжение движения, а его не окажется. И наоборот, на следующем монтажном переходе инерция статичного восприятия перекочует на третий кадр, где ему придется "догонять" движущийся автомобиль, или точнее, пристраиваться к новому движению объекта. Видеомонтаж    Оптимальный выход из подобного положения, конечно, есть. Сейчас как раз уместно вспомнить один из советов, высказанный ранее. Всякое резкое изменение в действии, которое может произойти в момент монтажного перехода, лучше всего показать зрителю внутри одного кадра.   Попробуем применить этот совет к данному случаю. Задача формулируется так: снять промежуточный кадр, в котором на экране произойдет изменение направления движения грузовика с правого на левое и при этом выполнить требования принципа монтажа по крупности. Воображаем себе такой кадр и рисуем мизансцену (рис. 47). Видеомонтаж

   Если произвести такую съемку, то начало и конец промежуточного кадра 2а и 2б будут безупречно стыковаться с предыдущим и последующим планами. А зритель может вообще не заметить монтажный переход (рис. 48).   Мы получили на экране то, что требовалось по условию нашей задачи: поворот, изменение направления движения грузовика с правого на левое, произошел на глазах у зрителя, кадры стали монтироваться "чисто". Рис. 48   Чтобы уяснить суть принципа, воспользуемся условными значками в кадре. Движение машины на экране отобразим в раскадровке вектором, стрелкой. Так как движение объектов на экране может происходить в любом из четырех направлений, для графической ясности разобьем плоскость экрана на четыре четверти (вниз - это на камеру, вверх - это от аппарата). Все стрелки будем рисовать исходящими из центра (рис. 49). Так выглядят в схематическом изображении три кадра с движущимся "Бычком".

 

Видеомонтаж    Общее правило съемки и монтажа движущихся объектов в кадре гласит: запрещается изменять направление вектора движения объекта с правого на левое по отношению к вертикальной линии на стыке кадров.   Вывод предельно прост: если вы сняли мерседес движущийся по направлению от камеры, но чуть влево, то такой кадр никак не смонтируется со следующим, в котором тот же лимузин едет от нас, но чуть вправо от аппарата.   Это произойдет даже при соблюдении всех других условий межкадрового монтажа (рис. 50).  Видеомонтаж

   Такое изменение хода движения объекта в соседних кадрах всегда вызывает у зрителя ощущение "рывка" на экране.   Но, кроме знания описанного принципа монтажа, каждому режиссеру, оператору и монтажеру необходимо помнить, что любая смена направления движения главного объекта с правого на левое мгновенно наполняется смыслом, истолковывается зрителем, как поворот в сюжете.   К примеру простейшая ситуация. Герой вышел из дома. Пошел по улице и движется вправо на экране. Сменяется кадр - герой идет дальше по другой улице и тоже движется вправо. А в третьем кадре он снят идущим влево. Естественно, что у зрителя есть все основания для вывода о том, что этот человек что-то забыл и решил вернуться в дом.   Еще пример. Идет сражение. Наступающая конница движется на экране справа налево. А через кадр или два зритель вдруг увидит, что конница поменяла направление и скачет в противоположную сторону. Он вполне имеет право сделать вывод: испугались, отступают. Такой межкадровый монтаж неизбежно принесет нежелательный для режиссера смысл развития действия.   Но если изменение направления движения произошло в момент съемки, и оно зафиксировано на пленку, зритель его видел и понял причину (изгиб дороги, поворот улицы и т.д.), то обратного толкования действия у зрителя уже не возникнет. И что греха таить, подобных примеров можно набрать довольно много, просматривая даже самые известные фильмы.   Для общего представления можно дать рекомендацию. Комфортность восприятия стыка соседних кадров с движущимся объектом можно обеспечить, если выполнить съемку с изменением направления движения в пределах 90 градусов, но обязательно по одну сторону от вертикали. Третий вариант оставит у зрителя впечатление самого "гладкого" стыка. Стрелки, показывающие направление движения человека или даже слона, заключены в одной из четвертей экрана (рис.51). Видеомонтаж

   Ошибки в монтаже подстерегают творцов на каждом шагу.   Вернулся актер с гастролей, продолжается прерванная работа над сценой прохода по улице. Но съемки идут уже в другом городе. Оператор нашел великолепный уголок, который тонко передает настроение при съемке в режиме, выбрал точку. Приехала на место группа. Поставили камеру. Если режиссер не вспомнит о необходимости сохранить направление движения персонажа, тогда его ждут сложности в монтаже и ослабление эмоционального воздействия сцены. А зрителю потребуется чашечка кофе, чтобы погадать на гуще: что могло произойти и заставило героя двинуться в обратную сторону.   Но если режиссер обнаружит, что оператор не учел направление прохода героя при выборе мизансцены, возникнет конфликт, потому что с другой точки съемки задуманный изобразительный эффект получить невозможно.   Кто виноват? Оба! Оператор не подумал о монтаже, когда выбирал точку. Режиссер поленился поехать на предварительный осмотр и не участвовал вразработке мизансцены. Что это? Недостаток профессионализма!   Условное, векторное изображение движения позволяет нам совместить понимание одновременно двух принципов монтажа. Если в сцене присутствует человек, который следит за движущимся объектом, то не только движение самого объекта необходимо увязывать в соседних кадрах, но и направление взгляда этого человека (взгляд - это тоже вектор). А следовательно, необходимо учитывать зрительскую ориентацию в пространстве, где действуют герои.   Примеры можно найти почти в каждом фильме. Номы возьмем его из картины великого Абеля Ганса "Сирано и д'Артаньян".   Отец Сирано прощается с сыном. На крупном плане отцом сказаны прощальные слова. Он смотрит вслед уходящему сыну. Следующий кадр: на среднем плане мы видим Сирано, который покидает родной дом. В раскадровке это могло бы выглядеть так (рис. 52). Видеомонтаж

   Взгляд отца и направление движения сына совпадают. Принцип ориентации в пространстве и принцип соблюдения направления движения объекта демонстрируют в этом примере полное совпадение. Так эту сцену мог бы увидеть человек, если бы он присутствовал при расставании и стоял внескольких метрах от актеров.   Движение на экране представляет собой одну из главных форм, реализующих развитие действия в фильме, передаче, телевизионной постановке или в рекламе. Через поступки героев, проявляющиеся в движении в обширном сконструированном режиссером пространстве, в значительной мере, а иногда только благодаря этим поступкам, зритель понимает смысл сиены или эпизода, происходит развитие сюжета или мысли автора.   Герой может добираться к заветной цели на самолете, потом ехать на ишаке, затем ползти по земле и, наконец, плыть на яхте. И коли ему для достижения цели потребовалось сменить несколько видов транспорта, то кадры разных объектов, связанных с перемещением героя и с ним самим, заключающие в себе движение в одном направлении и смонтированные последовательно, будут выражать движение героя к первоначальной цели. А всякое изменение направления движения будет трактоваться зрителем, как принятие героем нового решения и начало движения к иной цели.    Выполнение этого принципа межкадрового монтажа не только предопределяет комфортность восприятия стыка двух кадров, но и служит задачам выражения задуманного автором смысла.

altynclub.ru

Монтаж. Алексей Соколов (часть 6) » Altyn Club

Аналитический монтаж    Аналитический монтаж - это прием последовательного показа кадров, содержащих детали  или элементы какой-либо сцены (без показа ее  общим планом в одном кадре) или события таким образом, чтобыу зрителя сложилось впечатление, что ону видел эту сцену целикам,  возникла общая картина происходящего.    Подобный прием можно встретить и в литературных произведениях, но в экранном творчестве, в порядке иронии, его можно посчитать  двоюродным братом тематического монтажа,  так как это тоже подборка кадров на одну тему,  но только разного содержания.    Аналитический монтаж известен со времен немого кино - Д. Вертов таким образом смонтировал сцену подъема флага в пионерском лагере в фильме "Киноглаз", Он последовательно  поставил короткие кадры: голова вожатого, пионерка у мачты, мачта и флаг, голова вожатого,  надпись "Флаг поднять!", пионерка у мачты, трубачи, лицо пионера, смотрящего на флаг, мачта  и флаг, лицо другого пионера, поднимающийся  флаг, трубачи, лицо третьего пионера и тд.    В литературном произведении нет возможности описать одной фразой ситуацию какойлибо сцены, подобно тому как это делается  в экранном творчестве с помощью общего плана. Читатель по отдельным фразам выстраивает  в своем воображении целое. Но зато каждая  описанная в подробностях деталь вызывает на  его "внутреннем экране" более яркую картинку  более эмоционально воспринимается и вызывает соответствующие переживания. Этим приемом часто пользовался Ф.М. Достоевский, описывая сложное и напряженное развитие действия в кульминационных сценах.     В экранном творчестве этим приемом часто пользуются при съемках "мыльных" телесериалов, создавая в тесных павильонах впечатление  большого пространства. С помощью этого приема можно также создать иллюзию съемки на  натуре, поставив, например, три-четыре искусственных кустарника и насыпав песок на пол.  А снимать следует как бы при ночном освещении, то есть без фонов (все фоны - это чернота). Иллюзию дождя можно создать тонкими  струйками воды, льющимися перед камерой,  и лужей с кругами от падающих капель, снятой  крупным планом в корыте, которое, конечно,  в кадр не включается. А чтобы создать иллюзию  ветра, в момент съемки крупных планов следует направить вентилятор на волосы и одежду  героев, да еще немножко побрызгать водой на  их лица. Все получится, как в "Санта-Барбаре".     Этим приемом, снимая массовые сцены драк, воспользовались А Сурикова в фильме 'Человек с бульвара Капуцинов" и Г. Александров в "Веселых ребятах". Он был также использован  и в немой ленте "Сорок воинствующих скворцов". Вызвано это тем, что очень сложно организовывать съемку общего плана драки многих  персонажей. Куда проще, а главное выразительнее, показать на экране монтаж драки из крупных и средних планов. Каждое действие на локальном плане выглядит более динамичным и более энергичным: удар, падение, опрокидывание через стол, пинок коленом, бросок через  бедро или через голову Схватка двоих - три коротких кадра, борьба еще двоих - еще три кадра, пятый бьет шестого по голове гитарой, седьмой стреляет в восьмого, восьмой прячется за  стойку разлетается бутылка с ромом и т. д. Действия в кадрах, выполненные в довольно высоком темпе, а также ритм чередования этих однокадровых действий создают впечатление,  что все дерутся одновременно, а сама драка  идет не на жизнь, а на смерть.    Но аналитический монтаж может служить и другим целям, например, раскрытию драматического напряжения сцены, когда требуется  показать психологическую причину какого-либо действия. В этом случае крупные и средние  планы, а также детализация, позволяют проникнуть во внутренний мир персонажей: в крупно  снятых глазах можно уловить работу мысли,  в крепко сжатом кулаке - скрываемую ярость  героя, а в дуле пистолета, направленном на камеру, - явную угрозу Подобные примеры мы  можем найти и в фильме И. Пырьева "Идиот",  и в картине Ф. Коппалы "Список Шиндлера".     Аналитический монтаж имеет еще одну особенность или еще одну функцию. Этот прием  позволяет растянуть время протекания сцены  на экране за счет того, что действия, происходящие одновременно, снимаются отдельными  кусками, а монтируются последовательно.  Таким методом монтажа крупных и средних  планов как бы акцентируются все главные элементы и мотивы события, их подоплека, психологические детали поведения героев, усиливается передача драматического напряжения события. А режиссеру удается создать впечатление у зрителей важности данной сцены, помимо раскрытия ее глубинных побудительных  мотивов, а также характеристик персонажей.    Чрезвычайно важную роль при съемке такой сцены и при использовании приема аналитического монтажа играет точность соблюдения  принципа 2 монтажа, монтажа по ориентации  в пространстве. 

Монтаж по мысли     Этот прием подразумевает создание режиссерам из сложного сочетания пластических образов и закадрового словесного изложения  своегорода "текста", точнее "контекста"  экранного рассказа.    Совсем недавно на одной из лекций о природе экранного творчества, которую автору этих  строк довелось читать телевизионным ведущим, был показан документально-художественный фильм "Не ведая страха" о трагической  судьбе героического русского ученого, который жил во второй половине 19 столетия,  об Иване Дементьевиче Черском. Фильм был  сделан лет двадцать назад. К тому времени из  материалов о жизни ученого и о нем самом осталось совсем немного: несколько фотографий,  его рисунки и дневники. Но известно было, где  он жил, маршруты его путешествий и места, где  он работал, сохранились дома, в которых он  останавливался, и предметы быта.    Чтобы рассказать о нем, о его поступках, мыслях и переживаниях, раскрыть его характер  и нравственную сущность, духовный мир  и жизненные цели, автору потребовалось набрать большое количество дополнительного  съемочного материала. Таким материалом были кадры мест, где он путешествовал, улиц,  по которым он ходил (их современный вид), кадры, показывающие работу ученых в условиях, которые ничем не отличались от условий  прошлого столетия и т. д.    Фильм "Не ведая страха" начинался так:    1. Средний план (8,5 секунд). Крохотное оконце в темной избе. Перед окном небольшой  дощатый стол. На столе подлинная чернильница и его походный портфель (кадр мрачный, даже чем-то жутковатый).  Голос за кадром (через паузу): "Он умирал.  А за окном ждала его."    2. Общий план (7 секунд). Угрюмая Колыма. Вдали виднеется тундра. На переднем плане  перекатываются высокие свинцовые волны.  Голос за кадром: "...неизведанная даль. Смерть  уже не раз угрожала ему. И всегда он."    3. Крупный план (4,5 секунды). Фотопортрет И. Черского. Голос за кадром: ".Иван Черский, выходил победителем"  Резко меняется музыка (конец первого куска).    4. Крупный план (1 секунда). Рисунок 19 века, на котором изображена солдатская муштра: солдата обучают строевому шагу У него поднята левая нога.  Голос за кадром: "Ать-."    5. Крупный план (1 секунда). Похожий рисунок У солдата поднята правая нога.   Голос за кадром: "-два!-"    6. Крупный план (1 секунда). Повтор первого рисунка.  Голос за кадром: "Ать-."    7. Крупный план (1 секунда). Повтор второго рисунка.  Голос за кадром: "-два!."    8. Крупный план (7 секунд). Рисунок. Более общий вид: муштра на фоне частокола.  Голос за кадром: "Омский линейный батальон. Пожизненная солдатчина. У него  отобрали все-"    9. Крупный план (6,5 секунд). Второй рисунок - отъезд от ног солдата на общий вид муштры.  Голос за кадром: "-дам, поместье, дворянское  звание - отобрали будущее!'    10. Общий план (9 секунд). Медленная панорама, показывающая великолепный зал  с колоннами и креслами, обитыми красным  бархатом. Голос за кадром: "А будущее открывалось  безоблачное (меняется музыка). В гимназии  Черский считался среднимучеником,  но прекрасным танцором."    11. Общий план (4 секунды). Открытые окна старого здания. Светит солнце.  Голос за кадром: "Говорил по-французски, рисовал, музицировал"    12. Общий план (4 секунды). Внутренний двор гимназии. Прохаживаются редкие студенты.    13. Общий план, дальний (5 секунд). Отъезд. Современная улица старого Вильнюса.  Голос за кадром: "Прогуливаясь поулицам  старого Вильнюса, юноша не очень-то задумывался о будущем:'    14. Крупный план (4,5 секунды). Фотография улицы старого Вильнюса.  Голос за кадром: "Все рухнуло в одночасье.  Список исключенных^' (меняется музыка).    15. Деталь (3 секунды). Колонка фамилий и имен, напечатанных старым шрифтом.  В центре списка - фамилия нашего героя.  Голос за кадром: "Черский Иван."    16. Крупный план (4 секунды). Список исключенных. Много имен. Голос за кадром: ".лричастен к польскому восстанию тысяча восемьсот."    17. Средний план, переходящий в крупный (5 секунд). На столе - пухлая папка. Резкий наезд. Крупно надпись: "Дело штаба войск".  Голос за кадром: "..шестьдесят третьего года. Военный суд, и-"     18. Крупный план (10 секунд). Наезд. Повтор рисунка с солдатской муштрой.  Голос за кадром: "...страха не было. Было открытие: у человека можно отобрать все,  креме знаний"    19. Крупный план (5 секунд). Панорама по книге. Голос за кадром: "А он - неуч/Читать!'     В  приведенном отрывке можно четко выделить четыре коротких куска. Последовательность и отбор изобразительных образов был  сделан преднамеренно в остром столкновении, в сопоставлении по контрасту, чтобы вызвать интерес зрителей к драматической судьбе героя, заканчивающейся трагическим подвигом. Прием идеологического монтажа,  подчиненного логике авторского замысла,  на всех просмотрах фильма срабатывал неизменно - зал с затаенным дыханием и полным   сопереживанием следил за перипетиями удивительной судьбы ученого.     Одна из зрительниц (из разряда убежденных телевизионных невежд), просмотрев этот  фильм, в сердцах воскликнула: 'Такой прием  монтажа уже устарел! Теперь так не снимают!".  Однако спустя 20 лет после создания этого  фильма, в канун захоронения останков императора Николая Второго, его семьи и приближенных, ОРТ показало фильм, специально подготовленный к этому историческому событию. Картина, построенная на фотографиях и кадрах  хроники, рассказывала о жизни последнего  русского самодержца, о том, как складывалась  его семья, какие у членов семьи были отношения, как они любили друг друга, как переплетались их судьбы с судьбой страны, о чем думали  и как поступали его жена и дети в дни тяжких  испытаний, выпавших на их долю.    Первый фильм был целиком построен на приеме "монтаж по мысли", второй - частично.    Содержание фильма складывается в этом случае из сопоставления, "произведения" (итог умножения), как говорил Сергей Эйзенштейн, информации, предложенной зрителю в изобразительной и речевой формах. При использовании  этого приема ни отдельно взятое изображение,  ни отдельно взятый словесный ряд не могут существовать самостоятельно. Порознь они не  донесут до зрителя замысла автора, ибо в словах не повторяется содержание пластических  образов, а зрительному ряду недостает рассказа  о невидимых в этот момент на экране событиях или переживаниях героя.     В основе этого приема лежит логика режиссерского видения и ощущение атмосферы, в которой происходили события и переживания героя. Автор ставит себя как бы в положение свидетеля давно минувших дней и рассказывает  о них зрителям с помощью текста и изображения, подбирая кадры, которые последовательно  показывают место события, состояние природы, личные вещи героя и т. п.    Кто-то из умных и бывалых читателей, вероятно, уже догадался, что этот прием можно еще  назвать "изобразительной иллюстрацией текста". Ничего подобного! Этот прием не имеет  ничего общего с распространенным на телевидении методом иллюстрации текста с помощью набора "картинок" или случайных кадров,  как это часто делается в информационных передачах При достаточно высоком мастерстве  режиссера и автора закадрового текста, им, как  правило, такими средствами удается побудить  зрителя к сопереживанию с событиями и судьбами героев давно минувших лет.    Два названных примера выбраны не случайно. В день похорон царской семьи НТВ тоже  показало фильм, специально созданный к этому событию. Рассказ в этом фильме ведет блистательный актер Георгий Жженов, обладающий высочайшим профессиональным мастерством, безграничным обаянием и умением быть  убедительным в любой, даже самой нелепой ситуации. По воле авторов он оказывается то  в бывшей столовой императора, то в покоях  императрицы, то в парке Царского села, где  (сидя или стоя, глядя за рамку кадра) рассказывает, как бы вспоминая для самого себя, о том  или другом событии, связанном с императорской семьей. Делится соображениями о тех чувствах, которые владели героями его рассказа.  Время от времени его рассказ прерывается прямым показом хроникальных кадров тех лет. Мы  видим "живые" куски из жизни Николая Второго, его жены и детей. В эти моменты начинает  звучать другой закадровый голос, который комментирует происходящее на экране.    Невольно постепенно втягиваешься в восприятие экранного рассказа по новому принципу (монтажа по мысли) и даже начинаешь  сопереживать, забыв про замечательного актера. Но как раз в этот момент авторы возвращают на экран артиста, обожаемого зрителями по художественным фильмам, и он продолжает свой рассказ, как бы ни к кому не обращаясь ("за кадр").     В какое же фальшивое положение поставили авторы этой ленты уважаемого мастера Георгия Жженова! Вся фальшь его позиции - рассказа от автора - становится очевидной  в сравнении с прямым авторским закадровым  рассказом. Спрашивается, кто же автор этого  документального произведения: артист  Г. Жженов или тот человек, чей голос звучит  за кадром? Ответ очевиден. Конечно, не артист! Но его роль в этом документальном  фильме становится бессмысленной.    Эти два приема оказываются несовместимыми в одном произведении, потому что они принадлежат разным формам условности, разным  видам экранного творчества: монтаж по мысли - фильмам, а рассказ с присутствием на экране автора или артиста, ведущего рассказ от  автора, - телевизионным передачам.    Соседство в одном произведении этих приемов - прямое следствие режиссерской, а если  хотите, экранной необразованности.    Ираклий Андроников и Виталий Вульф прямо ведут рассказ от собственного лица. Это замечательные и очень интересные передачи! Но  именно передачи, а не фильмы! Коктейли хороши в баре, а не на экране!    Фильм, созданный совместно русскими и английскими кинематографистами и показанный ОРТ, воздействует на зрителя более  эмоционально, смотрится более убедительно,  чем его собрат, созданный по рецепту НТВ.  Он подтверждает, что экранные приемы ведения рассказа не стареют, что так называемое  "новое" телевизионное мышление, даже если  оно присуще хозяевам телевизионных каналов, а не только отдельным ведущим или "режиссерам", не способно отменить естественную природу экрана.    За долгую историю кино, начиная от "великого немого", созданы многие тысячи фильмов с использованием приема монтажа по  мысли с закадровым авторским словесным  дополнением, а за многолетнюю практику телевидения - многие тысячи передач с авторами на экране.    Прием монтажа по мысли часто считают приемом документального, просветительского  или учебного кино, однако Ф. Трюффо в своей  художественной, игровой картине тоже воспользовался им, рассказывая о любви одного из  французов в эпоху Первой мировой войны. Он  вел закадровый рассказ от автора, а в изобразительном ряду монтировал встык целые сцены  без прямой сюжетной связи. Ход времени и логика связи этих сцен были разорваны, только  авторская мысль связывала их между собой.    Приемы экранного творчества не стареют: они то оказываются в струе капризной моды,  то временно выпадают из нее. И не более!    Ход времени на стыке кадров    Включение камеры - всегда остановка хода времени на экране. Аппарат вы можете остановить, а естественное течение времени - увы, никакими силами. Оно беспрерывно бежит вне зависимости от нашего желания.    После остановки камеры у режиссера всегда есть выбор: убедить зрителя  в непрерывности развития событий на экране, то есть создать иллюзию непрерывного движения времени или, наоборот, подчеркнуть в следующем  кадре, что новое событие развивается уже в каком-то другом отрезке времени. При этом режиссер неограничен в выборе новой точки съемки.    Рассмотрим последовательно каждый из вариантов. Важно только отметить, что оба выбора обязательно осуществляются одновременно.     Вы хотите, чтобы зритель не заметил разрыва во времени в какой-либо сцене. Для этого при съемке следующего кадра вам следует обязательно выполнять требования 10 принципов монтажа, 10 принципов соединения соседних кадров внутри сцены. Но вы усложняете себе задачу. Вам известно,  что следующий кусок неинтересен или малозначителен. Как продолжить  монтаж и съемку дальнейших действий героя, чтобы ход времени этого события для зрителя остался неразрывным? К примеру, действующее лицо  или документальный персонаж очень долго и утомительно ждет на остановке трамвай. Совершенно очевидно, что прямая съемка его ожидания  займет, скажем, 15 минут - это колоссальное количество экранного времени (за это время можно просмотреть целый документальный фильм или  передачу). Как снять и смонтировать эту сцену, чтобы передать томительность ожидания, но за 20 секунд?    Субъективную для героя медлительность хода времени в таких случаях следует подчеркивать не натуралистической съемкой одного длинного куска действия, или точнее бездействия, а режиссерским выражением этого  состояния. А что значит выразить состояние или настроение? Например,  герой может в это время совершать какие-либо действия, благодаря которым зритель все поймет. В данном примере актер, ожидая трамвай, может  много раз менять свое положение и совершать следующие действия: смотреть на часы; прислоняться к столбу или садиться на лавочку; посматривать  на пустую улицу и отворачиваться; пересчитывать вынутую из кармана мелочь и просто вздыхать и т. п.     Итак, первую режиссерскую задачу мы решили: придумали действия, которые выражают нетерпеливое ожидание.     Но возникает следующая задача: как снять?    Дело в том, что зрительское ощущение хода времени на экране существенно отличается от такого же ощущения в процессе прямого жизненного  наблюдения. На экране время ощущается необычайно сжатым, словно на  горячей сковороде. Пять секунд бездействия - уже вечность. Поэтому метод  съемки и монтажа очень наглядно может выглядеть на схеме (рис. 104).      Все, что написано в верхних строках схемы, относится к человеку которого мы снимаем.    На схеме горизонтальная прямая обозначает непрерывный ход времени.  Сверху на ней сделаны засечки, которые показывают отрезок времени, когда герой был занят выполнением каких-либо действий, а какие отрезки  времени он бездействовал.    Под линией времени сделаны другие засечки, которые показывают, какие куски времени необходимо снять на пленку и где в монтаже по времени будут располагаться начала и концы кадров.     Отсутствие действий и движения в кадре всегда ведет к прекращению по-  дачи информации с экрана. По этой причине кадр, не содержащий движе-  ния, очень быстро надоедает зрителю. Зная эту особенность экранной при-  роды, мы проведем съемку первого кадра в момент времени от точки Б до  точки В. Время, которое на графике находится между точками В и Г, мы  опустим, в эти моменты камера не будет работать. Длительность кадров мо-  жет составлять всего 5-10 секунд, а пропущенные куски - минуты.    Прежде чем начать съемку следующего кадра, нам необходимо выпол-  нить требования монтажа по крупности (принцип 1) и монтажа по смеще-  нию осей съемки (принцип 9). Сменили крупность, ракурс и точку съемки,  следовательно изменили композицию кадра, - можем продолжать работу    Второй кадр начнем снимать в момент, соответствующий точке Г,  а выключим камеру, когда время достигнет точки Д. Отрезок от Д до Е снова пропустим, а в момент времени, обозначенный точкой Е, снова  выполнив требования принципов 1 и 9, включим камеру на третий кадр  и остановим ее в точке Ж  Видеомонтаж   Что же получится на экране? Ведь мы выбросили в монтаже более половины реального хода времени? Если мы документально сняли человека, который куда-то торопится, а трамвая все нет и нет, то естественно, что на  его лице должны быть и соответствующие эмоции. Наша задача - умело  их зафиксировать на пленку А если перед камерой актер, то ему предстоит  сыграть все, описанное ниже.    1. Средний план. На остановке стоит человек и ждет. Надоело стоять. Огляделся, сел на скамейку и снова замер в ожидании.    2. Крупный план. Панорама. Герой сидит без движения с выражением скуки на лице. Надоело сидеть. Встал и облокотился на столб. Снова ждет,  поглядывая в сторону    3. Средний план. Герой "подпирает" столб. Ожидание становится невыносимым. Он "отлипает" от столба, делает шаг вперед, смотрит вдаль, опускает взгляд на ручные часы, покачивает в расстройстве головой.     Конечно, можно найти еще десятки вариантов показа ожидания, но наша задача была ограничена скупым объяснением того, как создать иллюзию непрерывного хода времени при съемке отдельными кадрами, когда любая остановка камеры, любая склейка есть остановка хода времени.    Но нужно рассмотреть и второй вариант режиссерского выбора: когда принято решение использовать стык кадров для обозначения разрыва во  времени, когда этот разрыв надо подчеркнуть.    Есть на свете чудаки, которые пешком обходят земной шар. Вам нужно снять об этом фильм и выразить в монтажной последовательности кадров,  что такой поход длится очень долго. Допустим, этот человек выходит из  Парижа навстречу солнцу и направляется на восток. Ему предстоит пересечь всю Европу и всю Азию. Снимаем первый кадр летом на Монмартре: он завязывает рюкзак, водружает его на плечи, отправляется в поход. Второй кадр - на площади Пигаль: он проходит мимо. Третий кадр - у Эйфелевой башни: он посмотрел вверх и зашагал еще быстрее.    Снята микросцена или монтажная фраза: герой выходит из Парижа.    Между кадрами существует явный разрыв во времени, который зритель фиксирует в своем сознании, но это не вызывает у него никаких особых  эмоций. Если соблюден принцип 3 монтажа и соблюдено единое направление движения, то все ясно - движется к какой-то цели.    Следующий кусок мы снимаем на шоссе, когда герой проходит мимо немецкой деревни с характерными фасадами домов. Можем также снять  три кадра. Готова еще одна короткая монтажная фраза. Действие продолжается летом.    Между первой и второй монтажными фразами прошел месяц, зритель это понимает. Но путешественник идет дальше.    Очередной кадр мы снимаем глубокой осенью. Но ставим задачу перейти к более яркому приему выражения разрыва во времени. На среднем плане мы видим героя уже тепло одетым, у него выросла борода, лицо обветрено. Фон - голые деревья подмосковного леса.     Выполняя прием, снимаем очередной этап. Снова средний план: наш герой в ушанке и шубе, горло закутано шарфом, борода и брови подернуть!  инеем. Он идет по горной уральской дороге. Метет вьюга. Мимо проезжают  заснеженные грузовики.    Еще кадр. Снова средний. Ярко светит солнце. Путешественник снимает ушанку, поправляет рюкзак. А пейзаж уже совсем другой: ровная степь, черные пятна земли на белых полях, а вдали - сибирская деревня.    И опять средний план. Открытая голова героя - ветер раздувает длинную шевелюру. За спиной на рюкзаке привязана шуба. Видны  байкальские скалы, на них редкие кедры и березы с мелкими весенними листочками. Он подходит к каменистому берегу, из набежавшей  волны зачерпывает пригоршню байкальской воды и выплескивает себе на лицо.    Чтобы точнее сработал прием разрыва во времени, мы умышленно снимали последние три кадра, соблюдая одинаковую крупность и подобие  композиции на стыках кадров, в нарушение принципа 1 монтажа об обязательном изменении масштаба главного объекта композиции.    Благодаря этому приему зритель на стыке кадров мгновенно замечал перемены в лице героя, его костюме и окружающем пейзаже и, следовательно, понимал, что между каждым из трех последних кадров путешествия  прошли месяцы. Нам удалось сжать год путешествия, условно говоря, до одной минуты на экране.    Остановка камеры и стык кадров на экране позволяют режиссеру перебрасывать действие на десятилетия вперед и на десятилетия назад, как в будущее, так и в прошлое.    Андрей Тарковский говорил, что каждый кадр являет собой кусок "запечатленного времени", и, монтируя фильм, мы манипулируем с кусками этого "запечатленного времени".

 

  Виды монтажа  Перебивка    Перебивкой называется отдельный кадр, который не содержит в себе объектов, запечатленных в соседних кадрах (в предыдущем и последующем).    Для кинематографистов и телевизионных работников термин "перебивка" - почти магическое слово, почти волшебный термин. Кажется, что его знают не только школьники первых классов, но и продвинутые дошколята. Кадр-перебивка используется в монтажной последовательности для того, чтобы перекрыть разрыв естественного течения времени при съемке какого-либо события: как бы перебить непрерывность действия, но сделать это незаметно для зрителя, создавая иллюзию неразрывного, естественного развития сцены.   Одна из главных задач режиссуры в экранном творчестве - это концентрация в ограниченном экранном времени наибольшего количества информации путем отбора наиболее ярких, выразительных моментов жизни и исключения второстепенных. Перебивка помогает выполнить эту задачу элегантно, незаметно, без потерь художественных качеств.    Обратимся к простейшему примеру Телевизионная группа приехала к знаменитому академику-экономисту, чтобы снять интервью, которое в передаче займет всего 3 минуты. Поставлен свет, включена камера, задан первый вопрос. Съемка вопросов и ответов заняла 15 минут чистого времени. Причем снимали все время только академика (взгляды которого весьма интересны и оригинальны), но из записанных 15 минут требуется оставить всего 3. Монтажер под руководством режиссера отбирает, вырезает и на прямой склейке складывает лучшие куски интервью. Получилось 3 минуты и 10 секунд. Задача выполнена. Смотрим на экран: кош-ма-ар! За время рассказа уважаемый академик семь раз дернулся, словно на электрическом стуле. А текст говорил гладко. Чудеса да и только!    В 80-е годы интервью в таком виде и вышло бы на экран, но не в наше время. На рубеже столетий кое-кто уже подучился и такого не допускает, да и магическая электроника позволяет творить чудеса: на стык кадров, когда герой изменил позу или наклон головы, поднял руку и т. п., вставляют вспышку белого экрана и - в эфир. Таким образом "умные головы заставили академика и зрителя поменяться местами:теперь зритель дергается при каждой вспышке на экране - его на мгновение ослепляют ярким белым экраном, как взорвавшимся магнием, заставляя невольно закрывать глаза. В результате зритель не видит, как академик меняет позу "Блистательная" находка неучей!    Полвека назад Лев Кулешов, великий педагог, режиссер и теоретик кино, выпустил прекрасный учебник "Основы кинорежиссуры", в котором все просто и ясно написал про перебивку (пример с часами). Это азы профессионального мастерства в экранном творчестве. Давайте повторим урок!    Что же нужно было сделать незадачливым телевизионщикам при съемке академика? Всего лишь то, что делают другие, уважающие себя истинные профессионалы: снять перебивки! Например, в посвященной экономическим проблемам передаче, которая в основном состояла из беседы журналиста с академиком Ю. Львовым, режиссер и оператор сняли и самого журналиста, который молча слушал ученого. Эти кадры они вставили между кадрами с прямой речью академика, когда потребовалось смонтировать куски после того, как были исключены оговорки или не относящиеся к делу слова. Схематично это изображено на рис. 105.  Видеомонтаж    Что достигнуто с помощью перебивки? Ученый, ответив на поставленный вопрос, решил посоветоваться с журналистом (в это время он глубоко сидел в кресле), затем он снова заговорил, но при этом изменил позу, облокотившись на стол. Монтажер сначала вырезал и смонтировал текст, а потом по длине фонограммы подрезал конец первого кадра с ученым и начало второго, а в пропуск вставил кадр слушающего журналиста. В результате на экране получился гладкий рассказ умного человека, которого внимательно слушает собеседник. А зрителю был обеспечен комфорт восприятия, он даже не догадался, что из речи академика были вырезаны какие-то куски.    Перебивка - простой и распространенный прием. В игровом кино и в мультипликации ею пользуются очень часто. Суть приема состоит в переносе взгляда зрителя с одного объекта на другой, как у фокусника: пока сидящий у экрана рассматривает на крупном плане, что делает "левая рука", "правая рука" в этот момент за рамкой кадра избавляется от шарика, пряча его в карман. Потом в монтаже снова ставится кадр с "правой рукой", но шарика в ней уже нет.    Допустим вам необходимо снять такую сцену: пациент пришел в поликлинику сделать укол, а медицинская сестра в него влюблена и хочет ему понравиться. Для этого ей необходимо как можно дольше удерживать молодого человека в кабинете, показывая себя со всех сторон. При такой съемке главное - не нарушить принцип ориентации в пространстве. Кадроплан может быть следующим: 

1. Общий план. Кабинет. Медсестра приглашает пациента лечь на кушетку. 

2. Средний план. Больной послушно выполняет команду 

3. Крупный план. Девушка бросает беглый взгляд на пациента и кокетливо отворачивается. 

4. Крупный план. Голова парня лежит на подушке. Он наблюдает за приготовлениями к медицинской экзекуции. Средний план. Медсестра подходит к полке, встает в профиль к больному, тянется вверх руками (при этом хорошо виден ее умеренно пышный и округлый бюст), чтобы достать историю болезни. 

5. Крупный план. Стеснительный пациент отворачивается к окну 

6. Средний план. Кокетка наклоняется к шкафчику (узкая юбочка изящно натягивается на мягких формах и обнажает ножки) и достает шприц. 

7. Крупный план. Затылок отвернувшегося юноши. 

8. Средний план. Соблазнительница, стоя на табуретке спиной к больному, тянется к верхней полке стеллажа, поднимается на цыпочки, показывая точеные ножки, и достает ампулы (съемка с низкой точки). 

9. Крупный план. Затылок больного. 

10. Крупный план. Девушка, подчеркнуто не глядя на парня, откидывает назад красивые волосы и набирает лекарство в шприц. 

11. Крупный план. На окно сел голубь и заглядывает в кабинет. 

12. Средний план. Соблазнительница с видом победительницы подходит к больному со шприцом в руках и замирает в оцепенении. 

13. Крупный план. Глаза парня закрыты - он спит. 

14. Средний план. Обиженная соблазнительница вонзает иглу в ягодицу прямо через брюки. 

   Анализируем экранный результат.    Первое. Налицо - параллельный монтаж. Начиная со второго кадра, мы показывали поочередно то один, то другой объект.    Второе. Благодаря выведению за рамку кадра партера нам удалось существенно сократить время сцены. Все переходы девушки по кабинету, отыскивание в истории болезни предписаний врача, раскупоривание шприца, обламывание головки ампулы, медленный набор лекарства через тонкую иглу - все это мы выкинули из монтажа. В результате в 5-10 раз нам удалось сократить время этой сцены.    Третье. Нам удалось емко и динамично показать зрителю разнообразные попытки медсестры обворожить пациента (она то так, то этак, а он, на тебе, - заснул!).    Четвертое. Все крупные планы затылка больного и кадр с голубем - это и есть перебивки, которые позволили совмещать, соединять в непрерывную монтажную последовательность все планы с кокетливой медсестрой, так как в каждом следующем кадре она меняла позы и место своего нахождения, а значит менялся и фон.    Пятое. Используя прием перебивки, мы достигли впечатления единства действия этой сцены и создали у зрителя иллюзию непрерывного хода времени.    Шестое. Когда мы монтируем кадры, содержащие в себе разные, неповторяющиеся объекты, мы вольны показывать новый объект или нового героя в любом месте и в любом положении в соответствии с замыслом. Требование обязательного продолжения движения или действия не учитывается. 

Точка зрения камеры    Теоретики уже давно сошлись во мнении, что все то, что видит зритель на экране, представляется ему с точки зрения камеры. А ведь точку съемки, ракурс и крупность снимаемого объекта выбирает режиссер. Таким образом все, происходящее на экране, зритель видит "глазами режиссера", с его авторской точки зрения, с точки зрения стороннего наблюдателя, как бы с "объективной позиции". Так снимается большинство фильмов и телепередач.   Но есть и другой прием, который называется "субъективная камера" или "субъективная точка зрения". Что это такое? За примерами далеко ходить не надо: этот прием часто используется в американских фильмах, которые каждый день демонстрируются на наших телеэкранах. Например, в темном переулке на окраине большого города сошлись два врага, два героя: положительный и отрицательный. Между ними предстоит схватка, но прежде они испытывают друг друга взглядами. Как передать напряжение перед борьбой? Как заставить зрителя "побывать в шкуре" этих действующих лиц и содрогнуться от ужаса, что положительный герой может погибнуть? Именно в таких случаях режиссеры и прибегают к приему "субъективной камеры". Вспомним предыдущие уроки и нарисуем мизансцену: съемочную площадку с обстановкой, героями и точками съемки.  Видеомонтаж    По темному пустому переулку в поисках приключений идет бандит - отрицательный герой (красная фигура, первый кадр). Зритель знает негодяя в лицо и сразу узнает его. К перекрестку по другому переулку приближается положительный герой (зеленая фигура, второй кадр). Он еще не видит своего врага, но кадр выбирается так, чтобы зритель понял: его любимец приближается к тому же самому углу дома, что и бандит, но только с другой стороны.   Наша цель при такой съемке состоит в том, чтобы зритель догадался о предстоящей встрече раньше, чем персонажи, и начал бы волноваться за положительного героя, пока тот идет, не подозревая о предстоящей угрозе (ожидание всегда подогревает эмоции). Но как только он приблизится к правому краю рамки кадра (№ 2), следует перейти на третью точку съемки.    И третий кадр - их встречу - следует снимать уже значительно крупнее, чтобы усилить эффект неожиданности. На первом среднем плане герой должен вдруг увидеть бандита и мгновенно остановиться, при этом выражение его лица должно измениться (например, обострится взгляд). Секрет перехода на "субъективную точку зрения" закладывается именно в этом кадре. Актер совершил действие - он увидел. И это действие обязательно должен заметить зритель. Поэтому третий кадр можно снять даже крупным планом, необходимый эффект от этого только усилится. Право режиссеру перейти на "субъективную точку зрения" дает сам факт фиксации зрителем действий персонажа.  Видеомонтаж    Затем зритель захочет узнать, что же увидел его герой, и режиссер должен удовлетворить этот интерес (четвертый кадр). Глаза зрителей становятся глазами героя. И наш герой и зрители видят, как прямо на них идет бандит со злобной усмешкой. Его взгляд направлен в объектив, и по его реакции на встречу мы понимаем, что он видит своего врага. То, что зритель это замечает, дает право режиссеру снова воспользоваться приемом "субъективной камеры" и снять положительного героя крупным планом как бы с точки зрения бандита (пятый кадр). Теперь наш герой смотрит в аппарат: он несколько растерян, но не паникует, а мысленно готовится к схватке. Персонажи смотрят друг на друга "глаза в глаза". В результате, снимая и монтируя кадры таким образом, мы смогли передать напряжение персонажей перед борьбой, испытание друг друга взглядами.    Использование "субъективных точек зрения" может быть продолжено в соответствии с замыслом режиссера и дальнейшим драматургическим ходом. Право снять следующий кадр тоже фронтально, но только так, чтобы бандит смотрел в камеру, было уже заложено в пятом кадре. По глазам героя мы видели, что он заметил агрессию в действиях своего противника. И снимаем шестой кадр, в котором, например, бандит выхватывает из-за пояса пистолет и направляет его прямо в объектив, то есть - на героя, а следовательно и на зрителя! В результате зрители испытывают полное сопереживание со своим героем, а поставленная режиссером задача может считаться выполненной.    Нечто общее с приемом "субъективной камеры" имеет прямое обращение с экрана. История кино знает немало примеров, когда герой какого-либо произведения обращается к зрителям непосредственно с экрана с призывом или какими-либо высказываниями. Этот прием заимствован у театра, где актеры общались с залом, выходя на авансцену    В телевидении этот прием был взят на вооружение с первых дней своего существования. Он довольно часто использовался дикторами и ведущими самых разных передач. Ведущие обращаются к зрителям с рассказами о новостях, событиях, научных открытиях и т. п. Это стало своего рода нормой телевизионного вещания. Но за этим скрывается и каверзный подвох, особенно для ленивых тележурналистов или недоучек: возникает соблазн показать себя вместо события, заслонив объектив камеры своей широкой грудью, то есть, рассказывая с экрана о каком-либо событии, не показывать его изобразительного ряда.    Обращение ведущего к зрителям с экрана не является какой-либо специфической особенностью телевидения. Например, передача "Старая квартира" прекрасно обходится без этого приема и остается при этом всецело телевизионной. Ведущий Г. Гурвич общается только с героями передачи и зрителями в студийном зале во время съемки, а телезрители, как обычно бывает в кино, наблюдают за ходом действия как бы со стороны. Но зато включенность зрителя в происходящее на экране и мера сопереживания существенно возрастают.    Выбор точки съемки всегда диктуется драматургией и режиссерским замыслом, а не принадлежностью произведения к тому или другому виду экранного творчества.  Клиповый монтаж     Клиповый монтаж - это скорее не прием, а стиль, манера экранного изложения. Эта манера может быть применена при использовании почти любого из перечисленных выше приемов.    В чем состоит ее суть?    Слово clip в английском языке имеет несколько значений: "стрижка", "стричь; отсекать, обрезать", "быстрая походка" и даже "дерзкая, нахальная девчонка". Словом "клип" в кинематографии обозначают "короткое экранное произведение, отличающееся клочковатостью подачи материала". Как правило, этот термин применяется по отношению к рекламным роликам и экранному оформлению исполнения эстрадных песен, записанных на пленку (что весьма соответствует переводу этого слова). На профессиональном жаргоне про плохо сделанный монтаж даже говорят: "настриг кадров".    При обычном монтаже сцен игровых фильмов режиссеры стремятся создать иллюзию нормального течения событий на экране. Чтобы эта иллюзия у зрителей возникала, переходы от кадра к кадру делаются при использовании 10 принципов монтажа кадров. Рассмотрим такую сцену, сразу разбив ее на куски: 

1. Герой решил выйти из дома. Надел пальто. Подошел к вешалке. Взял зонт и чемодан. Подошел к двери. Открыл ее. 

2. Вышел на лестничную площадку Запер дверь. Поговорил с соседкой. 

3. Спустился по лестнице на несколько маршей. Встретил приятеля. Отдал ему ключ от квартиры. 

4. Вышел из подъезда. Прошел несколько десятков шагов по тротуару Столкнулся с прохожим, читающим на ходу газету 

5. Подошел к машине. Открыл дверцу Забросил в машину чемодан. Сел за руль. Завел мотор.Поехал. 

   Если все эти действия играют существенную роль для раскрытия содержания и состояния героя, то можно считать, что мы сняли пять кадров. Для обеспечения плавности переходов от кадра к кадру монтажеры, как правило, лишь подрезают на несколько кадриков конец действия, заключенного в предыдущем кадре, не давая ему закончиться, и подхватывают продолжение действия в следующем кадре. Таким образом опущенным, вырезанным оказывается лишь крохотный кусочек, которого зритель не замечает.    Монтаж той же сцены в клиповой манере будет выглядеть совсем иначе. Во-первьгх, режиссер попросит актера выполнять все действия очень быстро и энергично. Кадры станут значительно короче или очень короткими. Режиссеру потребуется снимать кадры крупнее, то есть с такой крупностью, чтобы значительная часть экрана была занята активным движением. Переходы от одного действия к другому, которые в первом варианте занимали какое-то экранное время, здесь будут вообще исключены. А сам монтаж будет выглядеть так    Быстро надел пальто, повернулся (подход к вешалке вырезан). Схватил чемодан и зонтик, ринулся к двери (открывание двери и выход на площадку вырезаны). Захлопывает дверь квартиры, поворачивается к соседке, говорит "Здрассте", отворачивается, делает шаг (как подошел к лестнице и часть пробега по ступенькам вырезается). Три шага по лестнице - показать нога с панорамой на руку, которая перекладывает ключи в другую руку (весь пробег по ступеням и подход к двери подъезда вырезается). Выскакивает из подъезда. Натыкается на прохожего (как идет к машине, открывает дверцу и забрасывает чемодан вырезается). Садится в машину и исчезает в ней (как садится за руль и заводит машину вырезается). Машина срывается с места.    При клиповом монтаже необходимо выполнение только двух принципов: сохранение направления движений в кадре и соблюдение количества движущихся на экране масс, участков кадров, занятых движением объектов на их стыках. Важно показать зрителю логику развития событий, а с помощью музыки можно сгладить шероховатости межкадровых переходов    Итак, мы рассмотрели первый вариант клипового монтажа. По существу он представляет собой каскад пластических образов действия, как в цирке, связку кульбитов. Он применяется и в рекламе, и в песенных клипах, и в игровых фильмах. Собственно говоря, и для игрового кино эта манера не является чем-то новым. Отдельные сцены, смонтированные таким образом, можно было встретить даже в немом кино.    Литературный аналог клипового экранного монтажа - это новеллы Михаила Жванецкого. И известная фраза Александра Македонского: "Пришел. Увидел. Победил!" - тоже клиповый монтаж.    Однако лихие "экранные капитаны", претендуя на сверхмодность своих произведений, иногда стремятся снять и смонтировать в такой манере целые фильмы. По этому поводу еще 70 лет назад Н. Д, Анощенко в "Общем курсе кинематографии" писал: "Нельзя увлекаться, как наши некоторые "сверхлевые" художники кино, монтажом ради монтажа, который обычно выливается в "монтажное дребезжание" мелко нарезанной окрошки из отдельных кадриков! Ничего, кроме раздражения и чувства одури подобный "сверхмонтаж" у рядового зрителя вызвать не может" (1930. Т. 3, с. 547).    Второй вариант клиповой манеры монтажа построен на смене в каждом следующем кадре или главного объекта съемки, или костюмов и париков исполнителей, или фона и обстановки, или крупности кадров и ракурса съемки. Такой монтаж никакие правила не запрещают, так как объекты съемки соседних кадров разные. Монтируй как хочешь и что хочешь, только от авторов в этом случае требуется как высочайший вкус и художественное чутье, так и особое мастерство в изобразительном построении кадров, а этого, к сожалению, нету большинства наших клипмейкеров. 

Поэтический монтаж    Поэтический склад изложения подразумевает возвышенный рассказ с использованием различных ассоциаций, с неожиданной подачей материала, с оригинальным взглядом на предмет рассказа и т. п. И если в литературе можно опоэтизировать какие-либо чувства и явления, то почему нельзя это сделать на экране? Можно! Иногда в учебниках или книгах о кино и телевидении встречается термин "поэтический монтаж", но сформулировать строгое определение этого приема довольно трудно.    Однако есть много довольно ярких примеров, но, увы, опять в немом кино. Венгерский исследователь и теоретик кино Б. Балаш в качестве примера поэтического монтажа приводит сцену из фильма Сергея Эйзенштейна "Броненосец "Потемкин": когда броненосец идет в последний бой, режиссер перемежает крупные планы деталей работающей машины с напряженными лицами матросов, готовых кбою. В сознании зрителей возникает ассоциация между тем и другим. Создается впечатление, что машина как бы помогает матросам. И они - машина и люди - как бы сливаются в едином напряжении перед боем.    Многие знатоки кино приводят и другой пример. Отечественный классик кино В. Пудовкин в фильме "Мать" чередует кадры демонстрации вышедших на улицы рабочих с кадрами пробуждающейся весны: идут рабочие - тает снег, выходят из-за угла другие рабочие - бежит ручеек, сверкая на солнце; соединяются группы рабочих - сливаются ручьи в водный поток. Фильм заканчивается знаменитой метафорой - ледоходом, который олицетворяет собой могучую силу революционного движения, сносящую все на своем пути. Такова была трактовка В. Пудовкина, и это ему блистательно удалось.    Известный документалист И. Ивенс в послевоенные годы создал фильм под названием "Сена встречает Париж", в котором нет метафор и ассоциаций, но каждый кадр по-своему поэтичен. У зрителя создается впечатление, будто река Сена стоит на месте, а Париж течет мимо нее. В этой бессловесной ленте поэзия проступает через содержание кадров, она заложена в действиях персонажей, в композиции самих кадров, она выражается также в любви автора к тем людям, которых он снимал.    Поэтический монтаж - особый авторский отбор образов. Как далеко не всем дано писать стихи, так редко кому удается подняться в экранных произведения до поэтического звучания изобразительного ряда. Поэзия - это особое состояние души, которое может проявиться как в музыке и живописи, так в архитектуре и кино. 

Ритмический монтаж    Чтобы пояснить прием ритмического монтажа, снова придется обращаться к прошлому. Остается только восхищаться тем, как глубоко и четко была разработана теория еще в период немого кино.    Для немых фильмов чаще всего был характерен монтаж короткими кадрами. Режиссеры обычно заключали в один план всего лишь одно, два или три простых образа действия героя или какого-либо объекта. Кадры олицетворялись со словами и иероглифами. В ту эпоху родились понятия "рассказывать кадрами" и "монтажная фраза". Последовательность коротких кадров длительностью от одной до пяти секунд, показывающих развитие какого-то события, действительно отдаленно напоминала предложение, составленное из слов.    Примеры ритмического монтажа можно найти в работах Д. Вертова, В. Пудовкина, Л. Кулешова и многих других. Ритм рассматривался как длительность смены планов, как чередование стыков кадров, как в музыке чередование коротких и длительных долей.    Если взять за единицу отсчета, скажем, одну секунду, то длина или время пребывания на экране ритмически смонтированных кадров в одной сцене могли бы выглядеть на схеме как последовательность чередования длительностей этих кадров, выраженная в цифрах: 1 - 1 -1-3-1-1-1-3 или 2-2-4-2-2-4-2-2-4. Это не означает, что длина самого короткого кадра должна быть кратной секунде. Короткий план может иметь размер и 1,7 и 2,2 секунды, то есть любой. Но это означает, что другие кадры должны иметь длительность в два раза больше (соответственно 3,4 и 4,4 секунды), в три раза больше и т. д.    Братья Васильевы даже попытались передавать на экране ритм строчащего пулемета. Для этого они склеивали планы длительностью всего в один-два кадрика, в которых пулемет стрелял попеременно то в правую, то в левую стороны - а это лишь 1/12 секунды каждый кадр. Ритмическая смена разных кадров с непохожими композициями, конечно, эффектно смотрится на экране, но зачастую попытки точно соблюсти пропорции длительностей превращаются в голый формализм. Дело в том, что каждый кадр в зависимости от его крупности и наполненности деталями и образами несет разный объем информации. А от объема информации зависит время, которое требуется зрителю для восприятия, для считывания информации с экрана. И если вы "зарежете" планы, требующие большего времени на восприятие, ради соблюдения ритма, то у зрителя либо возникнет ощущение неудовлетворенности от просмотра, либо останется впечатление мельтешни на экране.    С появлением в кино звука ритмический монтаж изображения без учета ритма звукового сопровождения оказался просто невозможен. А это уже совсем другой вид монтажа - звукозрительный (о нем разговор отдельный).    Сегодня в песенных и рекламных клипах их авторы пытаются довольно часто пользоваться ритмически выраженным звукозрительным монтажом, но этот прием требует особого подхода и высокого мастерства, в том числе и при съемке.

 

 Затемнение   Затемненис - это отбивка во времени: кончилось одно событие и началось другое.   Древнейший прием, который, как правило, используется для плавного и спокойного завершения сцены или эпизода, чтобы дать понять зрителю, что между сценой, которая закончилась, и сценой, которая началась, прошло какое-то время. В американском телевизионном фильме "Санта-Барбара" этот прием применяется ежедневно в конце каждой серии, чтобы подчеркнуть завершение действия перед конечными тирами.    Возникли даже профессиональные выражения: "уйти в затемнение" или "выйти из затемнения". И действительно, затемнение применяется не только в конце, но и в начале сцены, чтобы плавно открыть действие после условного разрыва во времени. Обычно выход из затемнения обоснован только в том случае, если предыдущая сцена закончилась затемнением. Длительность ухода в затемнение должна соответствовать драматургическому характеру завершения эпизода (от 0,5 до 2 секунд). Но необходимо помнить, что затемнение вызывает у зрителей определенное настроение, связанное с контекстом сцены. Переход на открытый кадр после затемнения безусловно подчеркнет резкую смену характера настроения следующего действия.    Кинотехника позволяет выполнить затемнение весьма элегантно с помощью постепенного закрытия диафрагмы или обтюратора. Если не удалось это сделать во время съемки, технология кино позволяет осуществить затемнение лабораторным методом: обесцвечиванием негатива конца кадра.    Но когда попытались сделать затемнение при съемке на видео, получили результат не очень хорошего качества. И некоторые "мудрые головы" подыскали ему электронную замену - выбеливание кадра. Однако этот прием противоестественен для психофизиологии зрительного восприятия, а, следовательно, и для природы экрана. В нашем сознании заложено убеждение, что наступление темноты означает конец дня, и затемнение на экране соответствует этому мироощущению. В природе наступление темноты происходит постепенно, и на экране затемнение плавно снижает освещенность до полной черноты. С выбеливанием происходит все наоборот, Если его сделать в конце плана, то у зрителей возникнет впечатление, что что-то беспричинно ярко ВСПЫХНУЛО, хотя и медленно. Еще бы! Весь экран ярко осветился, а вспышка - это удар по глазам, вызывающий ослепление. В результате зритель пусть на мгновение, но обязательно закроет глаза. Если выбеливание поставить в начале плана, то оно еще более резко ударит по глазам, и никакой ассоциации с началом дня у зрителя не вызовет, так как произойдет всплеск белого экрана, а затем постепенное появление изображения. Можно безоговорочно утверждать, что выбеливание противоестественно для психофизиологии зрительного восприятия, а, следовательно, и для природы экрана.    Сегодня, к сожалению, мы ежедневно видим этот прием на телеэкранах. Что это - новый профессиональный прием? Ни в коем случае! Это даже не суррогат затемнения, а всего лишь профессиональная беспомощность. 

   Наплыв    Наплывом называется прием, в процессе которого на глазах у зрителей происходит постепенная замена одного изображения другим путем ослабления свечения на экране первого и плавного проявления второго.    Длительность наплывов выбирается в зависимости от режиссерских задач (от 0,5 до 2 с).    Однако наплыв - это не просто плавный переход от кадра к кадру С помощью этого приема можно показать также какое-либо превращение, например, лягушки в Василису-прекрасную (если второй кадр снять без изменения крупности фона, ракурса и точки установки камеры) или избушки пушкинского рыбака в боярские хоромы и т.п. Прием может быть использован и с противоположным эффектом, когда неизменным остается герой, а плавно изменяется фон, на котором он находится. С помощью наплыва можно показать и разрыв во времени (как затемнение). Современные компьютерные программы позволяют осуществлять превращения не только целого кадра в другой, но и какого-либо одного объекта в кадре без изменения фона.     Иногда наплыв называют "вытеснением", но в данном случае применение этого термина может вызвать только путаницу, потому что под вытеснением подразумевается целый набор различных специфических способов перехода от кадра к кадру 

   Вытеснение    Вытеснение - это выталкивание одного кадра другим, которое осуществляется с помощью так называемых "шторок".    Часто режиссеры так и говорят: поставим на стык кадров "шторку". А "шторки" могут быть самые разнообразные: от прямых линий (полос) до сложных геометрических фигур. Механизм действия "шторок" на зрительское восприятие незамысловат. Рассмотрим его на схеме, на самом простом примере (рис. 108).  Видеомонтаж   Монтируемые планы берутся с захлестом один на другой (в данном случае захлест составляет 4 кадрика). На рисунке показана только схема захлеста. Первый кадр со всей своей длиной расположен выше схемы, а второй ниже. На первом кадрикс в зоне вытеснения появляется полоска, которая отделяет изображение конца первого кадра от начала второго (занимает всего четверть экрана). Во втором кадрике полоску располагают немного ближе к середине рамки. Таким образом второй кадр раскрылся больше чем на треть, а от первого осталось меньше двух третей. В третьем "шторка" уже шагнула за половину а в четвертом оставила от изображения первого кадра всего четверть. В пятом кадрике второй план будет занимать уже всю площадь кадра, а первый совсем исчезнет.    В результате у зрителя после просмотра должно сложиться впечатление, что движением "шторки" слева направо мы закрьыи первый кадр и одновременно открыли второй. В зависимости от драматургических задач и фантазии режиссера "шторки" могут принимать практически любые формы: в виде наклонной полосы; в форме кольца, которое от кадрика к кадрику расширяется из центра, словно обнажая следующее изображение; в форме сердца, которое увеличивается из угла и заполняет весь экран.    Механизм получения эффекта "шторки" на электронной технике прост. В кино, чтобы добиться нужного результата, приходилось дважды переснимать кадры на трюкмашине с масками и контрмасками. С появлением цветных пленок это стало делать труднее, и применение "шторок" в кинофильмах постепенно вышло из моды. На телевидении и видео простота технической процедуры участила их применение.    С помощью компьютерной технологии можно даже вместе со "шторкой" вдвинуть второй кадр на экран, при этом или заслонить первый, или вытолкнуть его на глазах у зрителей. Выталкивать одно изображение другим можно с разных сторон: сбоку сверху снизу с угла, из середины кадра. Но любой вариант несет в себе определенный подтекст. Вытеснение сверху вниз подразумевает как бы придавливание одного другим. Обратное движение "шторки" может придать значение прорастания, появления могучих сил жизни и даже взрыва, если сделать "шторку" динамичной и движущейся по траектории мнимого расширения газов от центра низа рамки во все стороны к краям кадра. 

altynclub.ru

Altyn Club > Версия для печати > Монтаж. Алексей Соколов (часть 6)

Аналитический монтаж    Аналитический монтаж - это прием последовательного показа кадров, содержащих детали  или элементы какой-либо сцены (без показа ее  общим планом в одном кадре) или события таким образом, чтобыу зрителя сложилось впечатление, что ону видел эту сцену целикам,  возникла общая картина происходящего.    Подобный прием можно встретить и в литературных произведениях, но в экранном творчестве, в порядке иронии, его можно посчитать  двоюродным братом тематического монтажа,  так как это тоже подборка кадров на одну тему,  но только разного содержания.    Аналитический монтаж известен со времен немого кино - Д. Вертов таким образом смонтировал сцену подъема флага в пионерском лагере в фильме "Киноглаз", Он последовательно  поставил короткие кадры: голова вожатого, пионерка у мачты, мачта и флаг, голова вожатого,  надпись "Флаг поднять!", пионерка у мачты, трубачи, лицо пионера, смотрящего на флаг, мачта  и флаг, лицо другого пионера, поднимающийся  флаг, трубачи, лицо третьего пионера и тд.    В литературном произведении нет возможности описать одной фразой ситуацию какойлибо сцены, подобно тому как это делается  в экранном творчестве с помощью общего плана. Читатель по отдельным фразам выстраивает  в своем воображении целое. Но зато каждая  описанная в подробностях деталь вызывает на  его "внутреннем экране" более яркую картинку  более эмоционально воспринимается и вызывает соответствующие переживания. Этим приемом часто пользовался Ф.М. Достоевский, описывая сложное и напряженное развитие действия в кульминационных сценах.     В экранном творчестве этим приемом часто пользуются при съемках "мыльных" телесериалов, создавая в тесных павильонах впечатление  большого пространства. С помощью этого приема можно также создать иллюзию съемки на  натуре, поставив, например, три-четыре искусственных кустарника и насыпав песок на пол.  А снимать следует как бы при ночном освещении, то есть без фонов (все фоны - это чернота). Иллюзию дождя можно создать тонкими  струйками воды, льющимися перед камерой,  и лужей с кругами от падающих капель, снятой  крупным планом в корыте, которое, конечно,  в кадр не включается. А чтобы создать иллюзию  ветра, в момент съемки крупных планов следует направить вентилятор на волосы и одежду  героев, да еще немножко побрызгать водой на  их лица. Все получится, как в "Санта-Барбаре".     Этим приемом, снимая массовые сцены драк, воспользовались А Сурикова в фильме 'Человек с бульвара Капуцинов" и Г. Александров в "Веселых ребятах". Он был также использован  и в немой ленте "Сорок воинствующих скворцов". Вызвано это тем, что очень сложно организовывать съемку общего плана драки многих  персонажей. Куда проще, а главное выразительнее, показать на экране монтаж драки из крупных и средних планов. Каждое действие на локальном плане выглядит более динамичным и более энергичным: удар, падение, опрокидывание через стол, пинок коленом, бросок через  бедро или через голову Схватка двоих - три коротких кадра, борьба еще двоих - еще три кадра, пятый бьет шестого по голове гитарой, седьмой стреляет в восьмого, восьмой прячется за  стойку разлетается бутылка с ромом и т. д. Действия в кадрах, выполненные в довольно высоком темпе, а также ритм чередования этих однокадровых действий создают впечатление,  что все дерутся одновременно, а сама драка  идет не на жизнь, а на смерть.    Но аналитический монтаж может служить и другим целям, например, раскрытию драматического напряжения сцены, когда требуется  показать психологическую причину какого-либо действия. В этом случае крупные и средние  планы, а также детализация, позволяют проникнуть во внутренний мир персонажей: в крупно  снятых глазах можно уловить работу мысли,  в крепко сжатом кулаке - скрываемую ярость  героя, а в дуле пистолета, направленном на камеру, - явную угрозу Подобные примеры мы  можем найти и в фильме И. Пырьева "Идиот",  и в картине Ф. Коппалы "Список Шиндлера".     Аналитический монтаж имеет еще одну особенность или еще одну функцию. Этот прием  позволяет растянуть время протекания сцены  на экране за счет того, что действия, происходящие одновременно, снимаются отдельными  кусками, а монтируются последовательно.  Таким методом монтажа крупных и средних  планов как бы акцентируются все главные элементы и мотивы события, их подоплека, психологические детали поведения героев, усиливается передача драматического напряжения события. А режиссеру удается создать впечатление у зрителей важности данной сцены, помимо раскрытия ее глубинных побудительных  мотивов, а также характеристик персонажей.    Чрезвычайно важную роль при съемке такой сцены и при использовании приема аналитического монтажа играет точность соблюдения  принципа 2 монтажа, монтажа по ориентации  в пространстве. 

Монтаж по мысли     Этот прием подразумевает создание режиссерам из сложного сочетания пластических образов и закадрового словесного изложения  своегорода "текста", точнее "контекста"  экранного рассказа.    Совсем недавно на одной из лекций о природе экранного творчества, которую автору этих  строк довелось читать телевизионным ведущим, был показан документально-художественный фильм "Не ведая страха" о трагической  судьбе героического русского ученого, который жил во второй половине 19 столетия,  об Иване Дементьевиче Черском. Фильм был  сделан лет двадцать назад. К тому времени из  материалов о жизни ученого и о нем самом осталось совсем немного: несколько фотографий,  его рисунки и дневники. Но известно было, где  он жил, маршруты его путешествий и места, где  он работал, сохранились дома, в которых он  останавливался, и предметы быта.    Чтобы рассказать о нем, о его поступках, мыслях и переживаниях, раскрыть его характер  и нравственную сущность, духовный мир  и жизненные цели, автору потребовалось набрать большое количество дополнительного  съемочного материала. Таким материалом были кадры мест, где он путешествовал, улиц,  по которым он ходил (их современный вид), кадры, показывающие работу ученых в условиях, которые ничем не отличались от условий  прошлого столетия и т. д.    Фильм "Не ведая страха" начинался так:    1. Средний план (8,5 секунд). Крохотное оконце в темной избе. Перед окном небольшой  дощатый стол. На столе подлинная чернильница и его походный портфель (кадр мрачный, даже чем-то жутковатый).  Голос за кадром (через паузу): "Он умирал.  А за окном ждала его."    2. Общий план (7 секунд). Угрюмая Колыма. Вдали виднеется тундра. На переднем плане  перекатываются высокие свинцовые волны.  Голос за кадром: "...неизведанная даль. Смерть  уже не раз угрожала ему. И всегда он."    3. Крупный план (4,5 секунды). Фотопортрет И. Черского. Голос за кадром: ".Иван Черский, выходил победителем"  Резко меняется музыка (конец первого куска).    4. Крупный план (1 секунда). Рисунок 19 века, на котором изображена солдатская муштра: солдата обучают строевому шагу У него поднята левая нога.  Голос за кадром: "Ать-."    5. Крупный план (1 секунда). Похожий рисунок У солдата поднята правая нога.   Голос за кадром: "-два!-"    6. Крупный план (1 секунда). Повтор первого рисунка.  Голос за кадром: "Ать-."    7. Крупный план (1 секунда). Повтор второго рисунка.  Голос за кадром: "-два!."    8. Крупный план (7 секунд). Рисунок. Более общий вид: муштра на фоне частокола.  Голос за кадром: "Омский линейный батальон. Пожизненная солдатчина. У него  отобрали все-"    9. Крупный план (6,5 секунд). Второй рисунок - отъезд от ног солдата на общий вид муштры.  Голос за кадром: "-дам, поместье, дворянское  звание - отобрали будущее!'    10. Общий план (9 секунд). Медленная панорама, показывающая великолепный зал  с колоннами и креслами, обитыми красным  бархатом. Голос за кадром: "А будущее открывалось  безоблачное (меняется музыка). В гимназии  Черский считался среднимучеником,  но прекрасным танцором."    11. Общий план (4 секунды). Открытые окна старого здания. Светит солнце.  Голос за кадром: "Говорил по-французски, рисовал, музицировал"    12. Общий план (4 секунды). Внутренний двор гимназии. Прохаживаются редкие студенты.    13. Общий план, дальний (5 секунд). Отъезд. Современная улица старого Вильнюса.  Голос за кадром: "Прогуливаясь поулицам  старого Вильнюса, юноша не очень-то задумывался о будущем:'    14. Крупный план (4,5 секунды). Фотография улицы старого Вильнюса.  Голос за кадром: "Все рухнуло в одночасье.  Список исключенных^' (меняется музыка).    15. Деталь (3 секунды). Колонка фамилий и имен, напечатанных старым шрифтом.  В центре списка - фамилия нашего героя.  Голос за кадром: "Черский Иван."    16. Крупный план (4 секунды). Список исключенных. Много имен. Голос за кадром: ".лричастен к польскому восстанию тысяча восемьсот."    17. Средний план, переходящий в крупный (5 секунд). На столе - пухлая папка. Резкий наезд. Крупно надпись: "Дело штаба войск".  Голос за кадром: "..шестьдесят третьего года. Военный суд, и-"     18. Крупный план (10 секунд). Наезд. Повтор рисунка с солдатской муштрой.  Голос за кадром: "...страха не было. Было открытие: у человека можно отобрать все,  креме знаний"    19. Крупный план (5 секунд). Панорама по книге. Голос за кадром: "А он - неуч/Читать!'     В  приведенном отрывке можно четко выделить четыре коротких куска. Последовательность и отбор изобразительных образов был  сделан преднамеренно в остром столкновении, в сопоставлении по контрасту, чтобы вызвать интерес зрителей к драматической судьбе героя, заканчивающейся трагическим подвигом. Прием идеологического монтажа,  подчиненного логике авторского замысла,  на всех просмотрах фильма срабатывал неизменно - зал с затаенным дыханием и полным   сопереживанием следил за перипетиями удивительной судьбы ученого.     Одна из зрительниц (из разряда убежденных телевизионных невежд), просмотрев этот  фильм, в сердцах воскликнула: 'Такой прием  монтажа уже устарел! Теперь так не снимают!".  Однако спустя 20 лет после создания этого  фильма, в канун захоронения останков императора Николая Второго, его семьи и приближенных, ОРТ показало фильм, специально подготовленный к этому историческому событию. Картина, построенная на фотографиях и кадрах  хроники, рассказывала о жизни последнего  русского самодержца, о том, как складывалась  его семья, какие у членов семьи были отношения, как они любили друг друга, как переплетались их судьбы с судьбой страны, о чем думали  и как поступали его жена и дети в дни тяжких  испытаний, выпавших на их долю.    Первый фильм был целиком построен на приеме "монтаж по мысли", второй - частично.    Содержание фильма складывается в этом случае из сопоставления, "произведения" (итог умножения), как говорил Сергей Эйзенштейн, информации, предложенной зрителю в изобразительной и речевой формах. При использовании  этого приема ни отдельно взятое изображение,  ни отдельно взятый словесный ряд не могут существовать самостоятельно. Порознь они не  донесут до зрителя замысла автора, ибо в словах не повторяется содержание пластических  образов, а зрительному ряду недостает рассказа  о невидимых в этот момент на экране событиях или переживаниях героя.     В основе этого приема лежит логика режиссерского видения и ощущение атмосферы, в которой происходили события и переживания героя. Автор ставит себя как бы в положение свидетеля давно минувших дней и рассказывает  о них зрителям с помощью текста и изображения, подбирая кадры, которые последовательно  показывают место события, состояние природы, личные вещи героя и т. п.    Кто-то из умных и бывалых читателей, вероятно, уже догадался, что этот прием можно еще  назвать "изобразительной иллюстрацией текста". Ничего подобного! Этот прием не имеет  ничего общего с распространенным на телевидении методом иллюстрации текста с помощью набора "картинок" или случайных кадров,  как это часто делается в информационных передачах При достаточно высоком мастерстве  режиссера и автора закадрового текста, им, как  правило, такими средствами удается побудить  зрителя к сопереживанию с событиями и судьбами героев давно минувших лет.    Два названных примера выбраны не случайно. В день похорон царской семьи НТВ тоже  показало фильм, специально созданный к этому событию. Рассказ в этом фильме ведет блистательный актер Георгий Жженов, обладающий высочайшим профессиональным мастерством, безграничным обаянием и умением быть  убедительным в любой, даже самой нелепой ситуации. По воле авторов он оказывается то  в бывшей столовой императора, то в покоях  императрицы, то в парке Царского села, где  (сидя или стоя, глядя за рамку кадра) рассказывает, как бы вспоминая для самого себя, о том  или другом событии, связанном с императорской семьей. Делится соображениями о тех чувствах, которые владели героями его рассказа.  Время от времени его рассказ прерывается прямым показом хроникальных кадров тех лет. Мы  видим "живые" куски из жизни Николая Второго, его жены и детей. В эти моменты начинает  звучать другой закадровый голос, который комментирует происходящее на экране.    Невольно постепенно втягиваешься в восприятие экранного рассказа по новому принципу (монтажа по мысли) и даже начинаешь  сопереживать, забыв про замечательного актера. Но как раз в этот момент авторы возвращают на экран артиста, обожаемого зрителями по художественным фильмам, и он продолжает свой рассказ, как бы ни к кому не обращаясь ("за кадр").     В какое же фальшивое положение поставили авторы этой ленты уважаемого мастера Георгия Жженова! Вся фальшь его позиции - рассказа от автора - становится очевидной  в сравнении с прямым авторским закадровым  рассказом. Спрашивается, кто же автор этого  документального произведения: артист  Г. Жженов или тот человек, чей голос звучит  за кадром? Ответ очевиден. Конечно, не артист! Но его роль в этом документальном  фильме становится бессмысленной.    Эти два приема оказываются несовместимыми в одном произведении, потому что они принадлежат разным формам условности, разным  видам экранного творчества: монтаж по мысли - фильмам, а рассказ с присутствием на экране автора или артиста, ведущего рассказ от  автора, - телевизионным передачам.    Соседство в одном произведении этих приемов - прямое следствие режиссерской, а если  хотите, экранной необразованности.    Ираклий Андроников и Виталий Вульф прямо ведут рассказ от собственного лица. Это замечательные и очень интересные передачи! Но  именно передачи, а не фильмы! Коктейли хороши в баре, а не на экране!    Фильм, созданный совместно русскими и английскими кинематографистами и показанный ОРТ, воздействует на зрителя более  эмоционально, смотрится более убедительно,  чем его собрат, созданный по рецепту НТВ.  Он подтверждает, что экранные приемы ведения рассказа не стареют, что так называемое  "новое" телевизионное мышление, даже если  оно присуще хозяевам телевизионных каналов, а не только отдельным ведущим или "режиссерам", не способно отменить естественную природу экрана.    За долгую историю кино, начиная от "великого немого", созданы многие тысячи фильмов с использованием приема монтажа по  мысли с закадровым авторским словесным  дополнением, а за многолетнюю практику телевидения - многие тысячи передач с авторами на экране.    Прием монтажа по мысли часто считают приемом документального, просветительского  или учебного кино, однако Ф. Трюффо в своей  художественной, игровой картине тоже воспользовался им, рассказывая о любви одного из  французов в эпоху Первой мировой войны. Он  вел закадровый рассказ от автора, а в изобразительном ряду монтировал встык целые сцены  без прямой сюжетной связи. Ход времени и логика связи этих сцен были разорваны, только  авторская мысль связывала их между собой.    Приемы экранного творчества не стареют: они то оказываются в струе капризной моды,  то временно выпадают из нее. И не более!    Ход времени на стыке кадров    Включение камеры - всегда остановка хода времени на экране. Аппарат вы можете остановить, а естественное течение времени - увы, никакими силами. Оно беспрерывно бежит вне зависимости от нашего желания.    После остановки камеры у режиссера всегда есть выбор: убедить зрителя  в непрерывности развития событий на экране, то есть создать иллюзию непрерывного движения времени или, наоборот, подчеркнуть в следующем  кадре, что новое событие развивается уже в каком-то другом отрезке времени. При этом режиссер неограничен в выборе новой точки съемки.    Рассмотрим последовательно каждый из вариантов. Важно только отметить, что оба выбора обязательно осуществляются одновременно.     Вы хотите, чтобы зритель не заметил разрыва во времени в какой-либо сцене. Для этого при съемке следующего кадра вам следует обязательно выполнять требования 10 принципов монтажа, 10 принципов соединения соседних кадров внутри сцены. Но вы усложняете себе задачу. Вам известно,  что следующий кусок неинтересен или малозначителен. Как продолжить  монтаж и съемку дальнейших действий героя, чтобы ход времени этого события для зрителя остался неразрывным? К примеру, действующее лицо  или документальный персонаж очень долго и утомительно ждет на остановке трамвай. Совершенно очевидно, что прямая съемка его ожидания  займет, скажем, 15 минут - это колоссальное количество экранного времени (за это время можно просмотреть целый документальный фильм или  передачу). Как снять и смонтировать эту сцену, чтобы передать томительность ожидания, но за 20 секунд?    Субъективную для героя медлительность хода времени в таких случаях следует подчеркивать не натуралистической съемкой одного длинного куска действия, или точнее бездействия, а режиссерским выражением этого  состояния. А что значит выразить состояние или настроение? Например,  герой может в это время совершать какие-либо действия, благодаря которым зритель все поймет. В данном примере актер, ожидая трамвай, может  много раз менять свое положение и совершать следующие действия: смотреть на часы; прислоняться к столбу или садиться на лавочку; посматривать  на пустую улицу и отворачиваться; пересчитывать вынутую из кармана мелочь и просто вздыхать и т. п.     Итак, первую режиссерскую задачу мы решили: придумали действия, которые выражают нетерпеливое ожидание.     Но возникает следующая задача: как снять?    Дело в том, что зрительское ощущение хода времени на экране существенно отличается от такого же ощущения в процессе прямого жизненного  наблюдения. На экране время ощущается необычайно сжатым, словно на  горячей сковороде. Пять секунд бездействия - уже вечность. Поэтому метод  съемки и монтажа очень наглядно может выглядеть на схеме (рис. 104).      Все, что написано в верхних строках схемы, относится к человеку которого мы снимаем.    На схеме горизонтальная прямая обозначает непрерывный ход времени.  Сверху на ней сделаны засечки, которые показывают отрезок времени, когда герой был занят выполнением каких-либо действий, а какие отрезки  времени он бездействовал.    Под линией времени сделаны другие засечки, которые показывают, какие куски времени необходимо снять на пленку и где в монтаже по времени будут располагаться начала и концы кадров.     Отсутствие действий и движения в кадре всегда ведет к прекращению по-  дачи информации с экрана. По этой причине кадр, не содержащий движе-  ния, очень быстро надоедает зрителю. Зная эту особенность экранной при-  роды, мы проведем съемку первого кадра в момент времени от точки Б до  точки В. Время, которое на графике находится между точками В и Г, мы  опустим, в эти моменты камера не будет работать. Длительность кадров мо-  жет составлять всего 5-10 секунд, а пропущенные куски - минуты.    Прежде чем начать съемку следующего кадра, нам необходимо выпол-  нить требования монтажа по крупности (принцип 1) и монтажа по смеще-  нию осей съемки (принцип 9). Сменили крупность, ракурс и точку съемки,  следовательно изменили композицию кадра, - можем продолжать работу    Второй кадр начнем снимать в момент, соответствующий точке Г,  а выключим камеру, когда время достигнет точки Д. Отрезок от Д до Е снова пропустим, а в момент времени, обозначенный точкой Е, снова  выполнив требования принципов 1 и 9, включим камеру на третий кадр  и остановим ее в точке Ж  Видеомонтаж   Что же получится на экране? Ведь мы выбросили в монтаже более половины реального хода времени? Если мы документально сняли человека, который куда-то торопится, а трамвая все нет и нет, то естественно, что на  его лице должны быть и соответствующие эмоции. Наша задача - умело  их зафиксировать на пленку А если перед камерой актер, то ему предстоит  сыграть все, описанное ниже.    1. Средний план. На остановке стоит человек и ждет. Надоело стоять. Огляделся, сел на скамейку и снова замер в ожидании.    2. Крупный план. Панорама. Герой сидит без движения с выражением скуки на лице. Надоело сидеть. Встал и облокотился на столб. Снова ждет,  поглядывая в сторону    3. Средний план. Герой "подпирает" столб. Ожидание становится невыносимым. Он "отлипает" от столба, делает шаг вперед, смотрит вдаль, опускает взгляд на ручные часы, покачивает в расстройстве головой.     Конечно, можно найти еще десятки вариантов показа ожидания, но наша задача была ограничена скупым объяснением того, как создать иллюзию непрерывного хода времени при съемке отдельными кадрами, когда любая остановка камеры, любая склейка есть остановка хода времени.    Но нужно рассмотреть и второй вариант режиссерского выбора: когда принято решение использовать стык кадров для обозначения разрыва во  времени, когда этот разрыв надо подчеркнуть.    Есть на свете чудаки, которые пешком обходят земной шар. Вам нужно снять об этом фильм и выразить в монтажной последовательности кадров,  что такой поход длится очень долго. Допустим, этот человек выходит из  Парижа навстречу солнцу и направляется на восток. Ему предстоит пересечь всю Европу и всю Азию. Снимаем первый кадр летом на Монмартре: он завязывает рюкзак, водружает его на плечи, отправляется в поход. Второй кадр - на площади Пигаль: он проходит мимо. Третий кадр - у Эйфелевой башни: он посмотрел вверх и зашагал еще быстрее.    Снята микросцена или монтажная фраза: герой выходит из Парижа.    Между кадрами существует явный разрыв во времени, который зритель фиксирует в своем сознании, но это не вызывает у него никаких особых  эмоций. Если соблюден принцип 3 монтажа и соблюдено единое направление движения, то все ясно - движется к какой-то цели.    Следующий кусок мы снимаем на шоссе, когда герой проходит мимо немецкой деревни с характерными фасадами домов. Можем также снять  три кадра. Готова еще одна короткая монтажная фраза. Действие продолжается летом.    Между первой и второй монтажными фразами прошел месяц, зритель это понимает. Но путешественник идет дальше.    Очередной кадр мы снимаем глубокой осенью. Но ставим задачу перейти к более яркому приему выражения разрыва во времени. На среднем плане мы видим героя уже тепло одетым, у него выросла борода, лицо обветрено. Фон - голые деревья подмосковного леса.     Выполняя прием, снимаем очередной этап. Снова средний план: наш герой в ушанке и шубе, горло закутано шарфом, борода и брови подернуть!  инеем. Он идет по горной уральской дороге. Метет вьюга. Мимо проезжают  заснеженные грузовики.    Еще кадр. Снова средний. Ярко светит солнце. Путешественник снимает ушанку, поправляет рюкзак. А пейзаж уже совсем другой: ровная степь, черные пятна земли на белых полях, а вдали - сибирская деревня.    И опять средний план. Открытая голова героя - ветер раздувает длинную шевелюру. За спиной на рюкзаке привязана шуба. Видны  байкальские скалы, на них редкие кедры и березы с мелкими весенними листочками. Он подходит к каменистому берегу, из набежавшей  волны зачерпывает пригоршню байкальской воды и выплескивает себе на лицо.    Чтобы точнее сработал прием разрыва во времени, мы умышленно снимали последние три кадра, соблюдая одинаковую крупность и подобие  композиции на стыках кадров, в нарушение принципа 1 монтажа об обязательном изменении масштаба главного объекта композиции.    Благодаря этому приему зритель на стыке кадров мгновенно замечал перемены в лице героя, его костюме и окружающем пейзаже и, следовательно, понимал, что между каждым из трех последних кадров путешествия  прошли месяцы. Нам удалось сжать год путешествия, условно говоря, до одной минуты на экране.    Остановка камеры и стык кадров на экране позволяют режиссеру перебрасывать действие на десятилетия вперед и на десятилетия назад, как в будущее, так и в прошлое.    Андрей Тарковский говорил, что каждый кадр являет собой кусок "запечатленного времени", и, монтируя фильм, мы манипулируем с кусками этого "запечатленного времени".

 

  Виды монтажа  Перебивка    Перебивкой называется отдельный кадр, который не содержит в себе объектов, запечатленных в соседних кадрах (в предыдущем и последующем).    Для кинематографистов и телевизионных работников термин "перебивка" - почти магическое слово, почти волшебный термин. Кажется, что его знают не только школьники первых классов, но и продвинутые дошколята. Кадр-перебивка используется в монтажной последовательности для того, чтобы перекрыть разрыв естественного течения времени при съемке какого-либо события: как бы перебить непрерывность действия, но сделать это незаметно для зрителя, создавая иллюзию неразрывного, естественного развития сцены.   Одна из главных задач режиссуры в экранном творчестве - это концентрация в ограниченном экранном времени наибольшего количества информации путем отбора наиболее ярких, выразительных моментов жизни и исключения второстепенных. Перебивка помогает выполнить эту задачу элегантно, незаметно, без потерь художественных качеств.    Обратимся к простейшему примеру Телевизионная группа приехала к знаменитому академику-экономисту, чтобы снять интервью, которое в передаче займет всего 3 минуты. Поставлен свет, включена камера, задан первый вопрос. Съемка вопросов и ответов заняла 15 минут чистого времени. Причем снимали все время только академика (взгляды которого весьма интересны и оригинальны), но из записанных 15 минут требуется оставить всего 3. Монтажер под руководством режиссера отбирает, вырезает и на прямой склейке складывает лучшие куски интервью. Получилось 3 минуты и 10 секунд. Задача выполнена. Смотрим на экран: кош-ма-ар! За время рассказа уважаемый академик семь раз дернулся, словно на электрическом стуле. А текст говорил гладко. Чудеса да и только!    В 80-е годы интервью в таком виде и вышло бы на экран, но не в наше время. На рубеже столетий кое-кто уже подучился и такого не допускает, да и магическая электроника позволяет творить чудеса: на стык кадров, когда герой изменил позу или наклон головы, поднял руку и т. п., вставляют вспышку белого экрана и - в эфир. Таким образом "умные головы заставили академика и зрителя поменяться местами:теперь зритель дергается при каждой вспышке на экране - его на мгновение ослепляют ярким белым экраном, как взорвавшимся магнием, заставляя невольно закрывать глаза. В результате зритель не видит, как академик меняет позу "Блистательная" находка неучей!    Полвека назад Лев Кулешов, великий педагог, режиссер и теоретик кино, выпустил прекрасный учебник "Основы кинорежиссуры", в котором все просто и ясно написал про перебивку (пример с часами). Это азы профессионального мастерства в экранном творчестве. Давайте повторим урок!    Что же нужно было сделать незадачливым телевизионщикам при съемке академика? Всего лишь то, что делают другие, уважающие себя истинные профессионалы: снять перебивки! Например, в посвященной экономическим проблемам передаче, которая в основном состояла из беседы журналиста с академиком Ю. Львовым, режиссер и оператор сняли и самого журналиста, который молча слушал ученого. Эти кадры они вставили между кадрами с прямой речью академика, когда потребовалось смонтировать куски после того, как были исключены оговорки или не относящиеся к делу слова. Схематично это изображено на рис. 105.  Видеомонтаж    Что достигнуто с помощью перебивки? Ученый, ответив на поставленный вопрос, решил посоветоваться с журналистом (в это время он глубоко сидел в кресле), затем он снова заговорил, но при этом изменил позу, облокотившись на стол. Монтажер сначала вырезал и смонтировал текст, а потом по длине фонограммы подрезал конец первого кадра с ученым и начало второго, а в пропуск вставил кадр слушающего журналиста. В результате на экране получился гладкий рассказ умного человека, которого внимательно слушает собеседник. А зрителю был обеспечен комфорт восприятия, он даже не догадался, что из речи академика были вырезаны какие-то куски.    Перебивка - простой и распространенный прием. В игровом кино и в мультипликации ею пользуются очень часто. Суть приема состоит в переносе взгляда зрителя с одного объекта на другой, как у фокусника: пока сидящий у экрана рассматривает на крупном плане, что делает "левая рука", "правая рука" в этот момент за рамкой кадра избавляется от шарика, пряча его в карман. Потом в монтаже снова ставится кадр с "правой рукой", но шарика в ней уже нет.    Допустим вам необходимо снять такую сцену: пациент пришел в поликлинику сделать укол, а медицинская сестра в него влюблена и хочет ему понравиться. Для этого ей необходимо как можно дольше удерживать молодого человека в кабинете, показывая себя со всех сторон. При такой съемке главное - не нарушить принцип ориентации в пространстве. Кадроплан может быть следующим: 

1. Общий план. Кабинет. Медсестра приглашает пациента лечь на кушетку. 

2. Средний план. Больной послушно выполняет команду 

3. Крупный план. Девушка бросает беглый взгляд на пациента и кокетливо отворачивается. 

4. Крупный план. Голова парня лежит на подушке. Он наблюдает за приготовлениями к медицинской экзекуции. Средний план. Медсестра подходит к полке, встает в профиль к больному, тянется вверх руками (при этом хорошо виден ее умеренно пышный и округлый бюст), чтобы достать историю болезни. 

5. Крупный план. Стеснительный пациент отворачивается к окну 

6. Средний план. Кокетка наклоняется к шкафчику (узкая юбочка изящно натягивается на мягких формах и обнажает ножки) и достает шприц. 

7. Крупный план. Затылок отвернувшегося юноши. 

8. Средний план. Соблазнительница, стоя на табуретке спиной к больному, тянется к верхней полке стеллажа, поднимается на цыпочки, показывая точеные ножки, и достает ампулы (съемка с низкой точки). 

9. Крупный план. Затылок больного. 

10. Крупный план. Девушка, подчеркнуто не глядя на парня, откидывает назад красивые волосы и набирает лекарство в шприц. 

11. Крупный план. На окно сел голубь и заглядывает в кабинет. 

12. Средний план. Соблазнительница с видом победительницы подходит к больному со шприцом в руках и замирает в оцепенении. 

13. Крупный план. Глаза парня закрыты - он спит. 

14. Средний план. Обиженная соблазнительница вонзает иглу в ягодицу прямо через брюки. 

   Анализируем экранный результат.    Первое. Налицо - параллельный монтаж. Начиная со второго кадра, мы показывали поочередно то один, то другой объект.    Второе. Благодаря выведению за рамку кадра партера нам удалось существенно сократить время сцены. Все переходы девушки по кабинету, отыскивание в истории болезни предписаний врача, раскупоривание шприца, обламывание головки ампулы, медленный набор лекарства через тонкую иглу - все это мы выкинули из монтажа. В результате в 5-10 раз нам удалось сократить время этой сцены.    Третье. Нам удалось емко и динамично показать зрителю разнообразные попытки медсестры обворожить пациента (она то так, то этак, а он, на тебе, - заснул!).    Четвертое. Все крупные планы затылка больного и кадр с голубем - это и есть перебивки, которые позволили совмещать, соединять в непрерывную монтажную последовательность все планы с кокетливой медсестрой, так как в каждом следующем кадре она меняла позы и место своего нахождения, а значит менялся и фон.    Пятое. Используя прием перебивки, мы достигли впечатления единства действия этой сцены и создали у зрителя иллюзию непрерывного хода времени.    Шестое. Когда мы монтируем кадры, содержащие в себе разные, неповторяющиеся объекты, мы вольны показывать новый объект или нового героя в любом месте и в любом положении в соответствии с замыслом. Требование обязательного продолжения движения или действия не учитывается. 

Точка зрения камеры    Теоретики уже давно сошлись во мнении, что все то, что видит зритель на экране, представляется ему с точки зрения камеры. А ведь точку съемки, ракурс и крупность снимаемого объекта выбирает режиссер. Таким образом все, происходящее на экране, зритель видит "глазами режиссера", с его авторской точки зрения, с точки зрения стороннего наблюдателя, как бы с "объективной позиции". Так снимается большинство фильмов и телепередач.   Но есть и другой прием, который называется "субъективная камера" или "субъективная точка зрения". Что это такое? За примерами далеко ходить не надо: этот прием часто используется в американских фильмах, которые каждый день демонстрируются на наших телеэкранах. Например, в темном переулке на окраине большого города сошлись два врага, два героя: положительный и отрицательный. Между ними предстоит схватка, но прежде они испытывают друг друга взглядами. Как передать напряжение перед борьбой? Как заставить зрителя "побывать в шкуре" этих действующих лиц и содрогнуться от ужаса, что положительный герой может погибнуть? Именно в таких случаях режиссеры и прибегают к приему "субъективной камеры". Вспомним предыдущие уроки и нарисуем мизансцену: съемочную площадку с обстановкой, героями и точками съемки.  Видеомонтаж    По темному пустому переулку в поисках приключений идет бандит - отрицательный герой (красная фигура, первый кадр). Зритель знает негодяя в лицо и сразу узнает его. К перекрестку по другому переулку приближается положительный герой (зеленая фигура, второй кадр). Он еще не видит своего врага, но кадр выбирается так, чтобы зритель понял: его любимец приближается к тому же самому углу дома, что и бандит, но только с другой стороны.   Наша цель при такой съемке состоит в том, чтобы зритель догадался о предстоящей встрече раньше, чем персонажи, и начал бы волноваться за положительного героя, пока тот идет, не подозревая о предстоящей угрозе (ожидание всегда подогревает эмоции). Но как только он приблизится к правому краю рамки кадра (№ 2), следует перейти на третью точку съемки.    И третий кадр - их встречу - следует снимать уже значительно крупнее, чтобы усилить эффект неожиданности. На первом среднем плане герой должен вдруг увидеть бандита и мгновенно остановиться, при этом выражение его лица должно измениться (например, обострится взгляд). Секрет перехода на "субъективную точку зрения" закладывается именно в этом кадре. Актер совершил действие - он увидел. И это действие обязательно должен заметить зритель. Поэтому третий кадр можно снять даже крупным планом, необходимый эффект от этого только усилится. Право режиссеру перейти на "субъективную точку зрения" дает сам факт фиксации зрителем действий персонажа.  Видеомонтаж    Затем зритель захочет узнать, что же увидел его герой, и режиссер должен удовлетворить этот интерес (четвертый кадр). Глаза зрителей становятся глазами героя. И наш герой и зрители видят, как прямо на них идет бандит со злобной усмешкой. Его взгляд направлен в объектив, и по его реакции на встречу мы понимаем, что он видит своего врага. То, что зритель это замечает, дает право режиссеру снова воспользоваться приемом "субъективной камеры" и снять положительного героя крупным планом как бы с точки зрения бандита (пятый кадр). Теперь наш герой смотрит в аппарат: он несколько растерян, но не паникует, а мысленно готовится к схватке. Персонажи смотрят друг на друга "глаза в глаза". В результате, снимая и монтируя кадры таким образом, мы смогли передать напряжение персонажей перед борьбой, испытание друг друга взглядами.    Использование "субъективных точек зрения" может быть продолжено в соответствии с замыслом режиссера и дальнейшим драматургическим ходом. Право снять следующий кадр тоже фронтально, но только так, чтобы бандит смотрел в камеру, было уже заложено в пятом кадре. По глазам героя мы видели, что он заметил агрессию в действиях своего противника. И снимаем шестой кадр, в котором, например, бандит выхватывает из-за пояса пистолет и направляет его прямо в объектив, то есть - на героя, а следовательно и на зрителя! В результате зрители испытывают полное сопереживание со своим героем, а поставленная режиссером задача может считаться выполненной.    Нечто общее с приемом "субъективной камеры" имеет прямое обращение с экрана. История кино знает немало примеров, когда герой какого-либо произведения обращается к зрителям непосредственно с экрана с призывом или какими-либо высказываниями. Этот прием заимствован у театра, где актеры общались с залом, выходя на авансцену    В телевидении этот прием был взят на вооружение с первых дней своего существования. Он довольно часто использовался дикторами и ведущими самых разных передач. Ведущие обращаются к зрителям с рассказами о новостях, событиях, научных открытиях и т. п. Это стало своего рода нормой телевизионного вещания. Но за этим скрывается и каверзный подвох, особенно для ленивых тележурналистов или недоучек: возникает соблазн показать себя вместо события, заслонив объектив камеры своей широкой грудью, то есть, рассказывая с экрана о каком-либо событии, не показывать его изобразительного ряда.    Обращение ведущего к зрителям с экрана не является какой-либо специфической особенностью телевидения. Например, передача "Старая квартира" прекрасно обходится без этого приема и остается при этом всецело телевизионной. Ведущий Г. Гурвич общается только с героями передачи и зрителями в студийном зале во время съемки, а телезрители, как обычно бывает в кино, наблюдают за ходом действия как бы со стороны. Но зато включенность зрителя в происходящее на экране и мера сопереживания существенно возрастают.    Выбор точки съемки всегда диктуется драматургией и режиссерским замыслом, а не принадлежностью произведения к тому или другому виду экранного творчества.  Клиповый монтаж     Клиповый монтаж - это скорее не прием, а стиль, манера экранного изложения. Эта манера может быть применена при использовании почти любого из перечисленных выше приемов.    В чем состоит ее суть?    Слово clip в английском языке имеет несколько значений: "стрижка", "стричь; отсекать, обрезать", "быстрая походка" и даже "дерзкая, нахальная девчонка". Словом "клип" в кинематографии обозначают "короткое экранное произведение, отличающееся клочковатостью подачи материала". Как правило, этот термин применяется по отношению к рекламным роликам и экранному оформлению исполнения эстрадных песен, записанных на пленку (что весьма соответствует переводу этого слова). На профессиональном жаргоне про плохо сделанный монтаж даже говорят: "настриг кадров".    При обычном монтаже сцен игровых фильмов режиссеры стремятся создать иллюзию нормального течения событий на экране. Чтобы эта иллюзия у зрителей возникала, переходы от кадра к кадру делаются при использовании 10 принципов монтажа кадров. Рассмотрим такую сцену, сразу разбив ее на куски: 

1. Герой решил выйти из дома. Надел пальто. Подошел к вешалке. Взял зонт и чемодан. Подошел к двери. Открыл ее. 

2. Вышел на лестничную площадку Запер дверь. Поговорил с соседкой. 

3. Спустился по лестнице на несколько маршей. Встретил приятеля. Отдал ему ключ от квартиры. 

4. Вышел из подъезда. Прошел несколько десятков шагов по тротуару Столкнулся с прохожим, читающим на ходу газету 

5. Подошел к машине. Открыл дверцу Забросил в машину чемодан. Сел за руль. Завел мотор.Поехал. 

   Если все эти действия играют существенную роль для раскрытия содержания и состояния героя, то можно считать, что мы сняли пять кадров. Для обеспечения плавности переходов от кадра к кадру монтажеры, как правило, лишь подрезают на несколько кадриков конец действия, заключенного в предыдущем кадре, не давая ему закончиться, и подхватывают продолжение действия в следующем кадре. Таким образом опущенным, вырезанным оказывается лишь крохотный кусочек, которого зритель не замечает.    Монтаж той же сцены в клиповой манере будет выглядеть совсем иначе. Во-первьгх, режиссер попросит актера выполнять все действия очень быстро и энергично. Кадры станут значительно короче или очень короткими. Режиссеру потребуется снимать кадры крупнее, то есть с такой крупностью, чтобы значительная часть экрана была занята активным движением. Переходы от одного действия к другому, которые в первом варианте занимали какое-то экранное время, здесь будут вообще исключены. А сам монтаж будет выглядеть так    Быстро надел пальто, повернулся (подход к вешалке вырезан). Схватил чемодан и зонтик, ринулся к двери (открывание двери и выход на площадку вырезаны). Захлопывает дверь квартиры, поворачивается к соседке, говорит "Здрассте", отворачивается, делает шаг (как подошел к лестнице и часть пробега по ступенькам вырезается). Три шага по лестнице - показать нога с панорамой на руку, которая перекладывает ключи в другую руку (весь пробег по ступеням и подход к двери подъезда вырезается). Выскакивает из подъезда. Натыкается на прохожего (как идет к машине, открывает дверцу и забрасывает чемодан вырезается). Садится в машину и исчезает в ней (как садится за руль и заводит машину вырезается). Машина срывается с места.    При клиповом монтаже необходимо выполнение только двух принципов: сохранение направления движений в кадре и соблюдение количества движущихся на экране масс, участков кадров, занятых движением объектов на их стыках. Важно показать зрителю логику развития событий, а с помощью музыки можно сгладить шероховатости межкадровых переходов    Итак, мы рассмотрели первый вариант клипового монтажа. По существу он представляет собой каскад пластических образов действия, как в цирке, связку кульбитов. Он применяется и в рекламе, и в песенных клипах, и в игровых фильмах. Собственно говоря, и для игрового кино эта манера не является чем-то новым. Отдельные сцены, смонтированные таким образом, можно было встретить даже в немом кино.    Литературный аналог клипового экранного монтажа - это новеллы Михаила Жванецкого. И известная фраза Александра Македонского: "Пришел. Увидел. Победил!" - тоже клиповый монтаж.    Однако лихие "экранные капитаны", претендуя на сверхмодность своих произведений, иногда стремятся снять и смонтировать в такой манере целые фильмы. По этому поводу еще 70 лет назад Н. Д, Анощенко в "Общем курсе кинематографии" писал: "Нельзя увлекаться, как наши некоторые "сверхлевые" художники кино, монтажом ради монтажа, который обычно выливается в "монтажное дребезжание" мелко нарезанной окрошки из отдельных кадриков! Ничего, кроме раздражения и чувства одури подобный "сверхмонтаж" у рядового зрителя вызвать не может" (1930. Т. 3, с. 547).    Второй вариант клиповой манеры монтажа построен на смене в каждом следующем кадре или главного объекта съемки, или костюмов и париков исполнителей, или фона и обстановки, или крупности кадров и ракурса съемки. Такой монтаж никакие правила не запрещают, так как объекты съемки соседних кадров разные. Монтируй как хочешь и что хочешь, только от авторов в этом случае требуется как высочайший вкус и художественное чутье, так и особое мастерство в изобразительном построении кадров, а этого, к сожалению, нету большинства наших клипмейкеров. 

Поэтический монтаж    Поэтический склад изложения подразумевает возвышенный рассказ с использованием различных ассоциаций, с неожиданной подачей материала, с оригинальным взглядом на предмет рассказа и т. п. И если в литературе можно опоэтизировать какие-либо чувства и явления, то почему нельзя это сделать на экране? Можно! Иногда в учебниках или книгах о кино и телевидении встречается термин "поэтический монтаж", но сформулировать строгое определение этого приема довольно трудно.    Однако есть много довольно ярких примеров, но, увы, опять в немом кино. Венгерский исследователь и теоретик кино Б. Балаш в качестве примера поэтического монтажа приводит сцену из фильма Сергея Эйзенштейна "Броненосец "Потемкин": когда броненосец идет в последний бой, режиссер перемежает крупные планы деталей работающей машины с напряженными лицами матросов, готовых кбою. В сознании зрителей возникает ассоциация между тем и другим. Создается впечатление, что машина как бы помогает матросам. И они - машина и люди - как бы сливаются в едином напряжении перед боем.    Многие знатоки кино приводят и другой пример. Отечественный классик кино В. Пудовкин в фильме "Мать" чередует кадры демонстрации вышедших на улицы рабочих с кадрами пробуждающейся весны: идут рабочие - тает снег, выходят из-за угла другие рабочие - бежит ручеек, сверкая на солнце; соединяются группы рабочих - сливаются ручьи в водный поток. Фильм заканчивается знаменитой метафорой - ледоходом, который олицетворяет собой могучую силу революционного движения, сносящую все на своем пути. Такова была трактовка В. Пудовкина, и это ему блистательно удалось.    Известный документалист И. Ивенс в послевоенные годы создал фильм под названием "Сена встречает Париж", в котором нет метафор и ассоциаций, но каждый кадр по-своему поэтичен. У зрителя создается впечатление, будто река Сена стоит на месте, а Париж течет мимо нее. В этой бессловесной ленте поэзия проступает через содержание кадров, она заложена в действиях персонажей, в композиции самих кадров, она выражается также в любви автора к тем людям, которых он снимал.    Поэтический монтаж - особый авторский отбор образов. Как далеко не всем дано писать стихи, так редко кому удается подняться в экранных произведения до поэтического звучания изобразительного ряда. Поэзия - это особое состояние души, которое может проявиться как в музыке и живописи, так в архитектуре и кино. 

Ритмический монтаж    Чтобы пояснить прием ритмического монтажа, снова придется обращаться к прошлому. Остается только восхищаться тем, как глубоко и четко была разработана теория еще в период немого кино.    Для немых фильмов чаще всего был характерен монтаж короткими кадрами. Режиссеры обычно заключали в один план всего лишь одно, два или три простых образа действия героя или какого-либо объекта. Кадры олицетворялись со словами и иероглифами. В ту эпоху родились понятия "рассказывать кадрами" и "монтажная фраза". Последовательность коротких кадров длительностью от одной до пяти секунд, показывающих развитие какого-то события, действительно отдаленно напоминала предложение, составленное из слов.    Примеры ритмического монтажа можно найти в работах Д. Вертова, В. Пудовкина, Л. Кулешова и многих других. Ритм рассматривался как длительность смены планов, как чередование стыков кадров, как в музыке чередование коротких и длительных долей.    Если взять за единицу отсчета, скажем, одну секунду, то длина или время пребывания на экране ритмически смонтированных кадров в одной сцене могли бы выглядеть на схеме как последовательность чередования длительностей этих кадров, выраженная в цифрах: 1 - 1 -1-3-1-1-1-3 или 2-2-4-2-2-4-2-2-4. Это не означает, что длина самого короткого кадра должна быть кратной секунде. Короткий план может иметь размер и 1,7 и 2,2 секунды, то есть любой. Но это означает, что другие кадры должны иметь длительность в два раза больше (соответственно 3,4 и 4,4 секунды), в три раза больше и т. д.    Братья Васильевы даже попытались передавать на экране ритм строчащего пулемета. Для этого они склеивали планы длительностью всего в один-два кадрика, в которых пулемет стрелял попеременно то в правую, то в левую стороны - а это лишь 1/12 секунды каждый кадр. Ритмическая смена разных кадров с непохожими композициями, конечно, эффектно смотрится на экране, но зачастую попытки точно соблюсти пропорции длительностей превращаются в голый формализм. Дело в том, что каждый кадр в зависимости от его крупности и наполненности деталями и образами несет разный объем информации. А от объема информации зависит время, которое требуется зрителю для восприятия, для считывания информации с экрана. И если вы "зарежете" планы, требующие большего времени на восприятие, ради соблюдения ритма, то у зрителя либо возникнет ощущение неудовлетворенности от просмотра, либо останется впечатление мельтешни на экране.    С появлением в кино звука ритмический монтаж изображения без учета ритма звукового сопровождения оказался просто невозможен. А это уже совсем другой вид монтажа - звукозрительный (о нем разговор отдельный).    Сегодня в песенных и рекламных клипах их авторы пытаются довольно часто пользоваться ритмически выраженным звукозрительным монтажом, но этот прием требует особого подхода и высокого мастерства, в том числе и при съемке.

 

 Затемнение   Затемненис - это отбивка во времени: кончилось одно событие и началось другое.   Древнейший прием, который, как правило, используется для плавного и спокойного завершения сцены или эпизода, чтобы дать понять зрителю, что между сценой, которая закончилась, и сценой, которая началась, прошло какое-то время. В американском телевизионном фильме "Санта-Барбара" этот прием применяется ежедневно в конце каждой серии, чтобы подчеркнуть завершение действия перед конечными тирами.    Возникли даже профессиональные выражения: "уйти в затемнение" или "выйти из затемнения". И действительно, затемнение применяется не только в конце, но и в начале сцены, чтобы плавно открыть действие после условного разрыва во времени. Обычно выход из затемнения обоснован только в том случае, если предыдущая сцена закончилась затемнением. Длительность ухода в затемнение должна соответствовать драматургическому характеру завершения эпизода (от 0,5 до 2 секунд). Но необходимо помнить, что затемнение вызывает у зрителей определенное настроение, связанное с контекстом сцены. Переход на открытый кадр после затемнения безусловно подчеркнет резкую смену характера настроения следующего действия.    Кинотехника позволяет выполнить затемнение весьма элегантно с помощью постепенного закрытия диафрагмы или обтюратора. Если не удалось это сделать во время съемки, технология кино позволяет осуществить затемнение лабораторным методом: обесцвечиванием негатива конца кадра.    Но когда попытались сделать затемнение при съемке на видео, получили результат не очень хорошего качества. И некоторые "мудрые головы" подыскали ему электронную замену - выбеливание кадра. Однако этот прием противоестественен для психофизиологии зрительного восприятия, а, следовательно, и для природы экрана. В нашем сознании заложено убеждение, что наступление темноты означает конец дня, и затемнение на экране соответствует этому мироощущению. В природе наступление темноты происходит постепенно, и на экране затемнение плавно снижает освещенность до полной черноты. С выбеливанием происходит все наоборот, Если его сделать в конце плана, то у зрителей возникнет впечатление, что что-то беспричинно ярко ВСПЫХНУЛО, хотя и медленно. Еще бы! Весь экран ярко осветился, а вспышка - это удар по глазам, вызывающий ослепление. В результате зритель пусть на мгновение, но обязательно закроет глаза. Если выбеливание поставить в начале плана, то оно еще более резко ударит по глазам, и никакой ассоциации с началом дня у зрителя не вызовет, так как произойдет всплеск белого экрана, а затем постепенное появление изображения. Можно безоговорочно утверждать, что выбеливание противоестественно для психофизиологии зрительного восприятия, а, следовательно, и для природы экрана.    Сегодня, к сожалению, мы ежедневно видим этот прием на телеэкранах. Что это - новый профессиональный прием? Ни в коем случае! Это даже не суррогат затемнения, а всего лишь профессиональная беспомощность. 

   Наплыв    Наплывом называется прием, в процессе которого на глазах у зрителей происходит постепенная замена одного изображения другим путем ослабления свечения на экране первого и плавного проявления второго.    Длительность наплывов выбирается в зависимости от режиссерских задач (от 0,5 до 2 с).    Однако наплыв - это не просто плавный переход от кадра к кадру С помощью этого приема можно показать также какое-либо превращение, например, лягушки в Василису-прекрасную (если второй кадр снять без изменения крупности фона, ракурса и точки установки камеры) или избушки пушкинского рыбака в боярские хоромы и т.п. Прием может быть использован и с противоположным эффектом, когда неизменным остается герой, а плавно изменяется фон, на котором он находится. С помощью наплыва можно показать и разрыв во времени (как затемнение). Современные компьютерные программы позволяют осуществлять превращения не только целого кадра в другой, но и какого-либо одного объекта в кадре без изменения фона.     Иногда наплыв называют "вытеснением", но в данном случае применение этого термина может вызвать только путаницу, потому что под вытеснением подразумевается целый набор различных специфических способов перехода от кадра к кадру 

   Вытеснение    Вытеснение - это выталкивание одного кадра другим, которое осуществляется с помощью так называемых "шторок".    Часто режиссеры так и говорят: поставим на стык кадров "шторку". А "шторки" могут быть самые разнообразные: от прямых линий (полос) до сложных геометрических фигур. Механизм действия "шторок" на зрительское восприятие незамысловат. Рассмотрим его на схеме, на самом простом примере (рис. 108).  Видеомонтаж   Монтируемые планы берутся с захлестом один на другой (в данном случае захлест составляет 4 кадрика). На рисунке показана только схема захлеста. Первый кадр со всей своей длиной расположен выше схемы, а второй ниже. На первом кадрикс в зоне вытеснения появляется полоска, которая отделяет изображение конца первого кадра от начала второго (занимает всего четверть экрана). Во втором кадрике полоску располагают немного ближе к середине рамки. Таким образом второй кадр раскрылся больше чем на треть, а от первого осталось меньше двух третей. В третьем "шторка" уже шагнула за половину а в четвертом оставила от изображения первого кадра всего четверть. В пятом кадрике второй план будет занимать уже всю площадь кадра, а первый совсем исчезнет.    В результате у зрителя после просмотра должно сложиться впечатление, что движением "шторки" слева направо мы закрьыи первый кадр и одновременно открыли второй. В зависимости от драматургических задач и фантазии режиссера "шторки" могут принимать практически любые формы: в виде наклонной полосы; в форме кольца, которое от кадрика к кадрику расширяется из центра, словно обнажая следующее изображение; в форме сердца, которое увеличивается из угла и заполняет весь экран.    Механизм получения эффекта "шторки" на электронной технике прост. В кино, чтобы добиться нужного результата, приходилось дважды переснимать кадры на трюкмашине с масками и контрмасками. С появлением цветных пленок это стало делать труднее, и применение "шторок" в кинофильмах постепенно вышло из моды. На телевидении и видео простота технической процедуры участила их применение.    С помощью компьютерной технологии можно даже вместе со "шторкой" вдвинуть второй кадр на экран, при этом или заслонить первый, или вытолкнуть его на глазах у зрителей. Выталкивать одно изображение другим можно с разных сторон: сбоку сверху снизу с угла, из середины кадра. Но любой вариант несет в себе определенный подтекст. Вытеснение сверху вниз подразумевает как бы придавливание одного другим. Обратное движение "шторки" может придать значение прорастания, появления могучих сил жизни и даже взрыва, если сделать "шторку" динамичной и движущейся по траектории мнимого расширения газов от центра низа рамки во все стороны к краям кадра. 

altynclub.ru


Смотрите также